Православие

Здесь обсуждаются учения традиционных, общепризнанных религий христианского толку.
Правила форума
Уважение и толерантное отношение к собеседнику обязательно.
Резкая критика и враждебные выпады в сторону собеседников и их верований не приветствуются.
Сообщения явно провокационного и враждебного содержания по отношению к собеседникам и их верованиям не приветствуются.

Православие

Сообщение Станіслав » 11 апр 2012, 14:11

Расскажу смешной случай. В начале девяностых, когда я был православным, попал как то раз на паску в православный храм
одного города юга Украины. Ну и пошли с знакомыми святить паску в церковь. Первый мой шок был от того, что во дворе
церкви, куда скопилась громадная тьма народу с корзинками, висела табличка с просьбой верующих ...не курить во дворе храма.
Вторым моим шоком было увидеть что правильно славящие принесли в кошёлках, а именно - традиционно - столбики куличи, крашенные яйца, колбасу, хрен, и ...сигареты, коньяк, водку. Я долго стоял и моргал глазами. А поп ходил с ведром воды и макая туда веник все эти
святые для правильно славящих вещи окроплял - освячивал.
Хорошо что противозачаточные средства не положил туда народ православный... этого бы я не вынес. :shock: 8-)
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 926
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Православие

Сообщение Станіслав » 11 апр 2012, 15:09

В одной деревне одна бабушка, во время нашего с сестрой рандеву по сельской местности с целью проповеди, рассказывала, что как то раз принесла в местную правильно славящую церковь свежеубиенного гуся в виде пожертвования, ибо пенсии ещё не давали и у неё больше ничего не было. Поп её с возмущением выгнал с этим гусём вон, сказав чтоб кроме денег ерунду всякую в храм божий не тащила.

А намедни у нас в области оказия вышла. Даже по всем каналам телевизора показали. Помер мужичёнка, 65 лет от роду. Всю жизнь был исключительным прихожанином греко - католической правильно славящей церкви. Но помер. Так вот поп выгнал его родню вон из храма божия и отказался напрочь хоронить потому ...что его родня не сдавала денег на храм ибо в родне была беда (племяннику нужна была дорогая операция) и когда собирали по селу деньги на содержание попа и храма, они не сдавали и "задолжали" 2100 гривен (около 6500 руб)

Так и не хоронил. Пока люди в епархию не пожаловались. Только после вмешательства телевидения и их главного попа, покойного предали земле...
Так что, думаю, нету денег - в церковь ни ногой.
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 926
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Православие

Сообщение Иван » 12 апр 2012, 09:55

сегодня ночью от коллеги на работе узнал, что сегодня "чистый четверг", а завтра будет страстная пятница.
значение страстной пятницы он не знает. а в чистый четверг нужно обязательно помыться.
Иван
 

Православие

Сообщение Эмили » 12 апр 2012, 10:26

А еще в четверг мелкие дети утром ходят к родным и крестным родителям по «кукуцы-Гугуце». Не спрашивайте меня что это, я не знаю!
А в Страстную Пятницу все постятся и с большим благоговением приступают к целованию Святой Плащаницы. Приступают на коленях от входной двери церкви. Перед и после целования Плащаницы отдают 3 земные поклоны со словами: «Протерпив Ты нас страсти, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!»
Последний раз редактировалось Эмили 12 апр 2012, 10:34, всего редактировалось 1 раз.
Эмили
 

Православие

Сообщение Эмили » 12 апр 2012, 10:35

В пятницу следует ограничить себя в суетных делах: не выходить в Интернет, посещать все церковные службы, как можно меньше думать о мирском. Идеальный вариант – на неделю уехать в монастырь. Это РЕАЛЬНЫЕ советы.
http://golos-ru.com/strastnaya-pyatnica ... -pyatnicu/
Эмили
 

Православие

Сообщение Гостья » 16 апр 2012, 10:07

Видео про Православие - по моему вполне хорошее.
Понравились моменты про поклонение Марии - я например не знала про сходство с Артемидой и прочими богинями язычников.В общем было кое что новое для меня в клипе.
http://www.youtube.com/watch?v=3CO537JbYro
Гостья
 

Православие

Сообщение Станіслав » 17 апр 2012, 07:59

Вот у православных кого не спроси - все на небо улетают...
А у людей Библию держащих на полке для красоты и интерьера - Божечка добрый, всех простит...
;)

А вот случай расскажу. Проповедовал как то я с женой в одном глухом при глухом селе. И повстречалась нам бойкая но древняя видом старушка. Говорили мы с ней, а она всё - рай на небе, ад в смоле и так далее... не прошибёшь. :) И тут видимо бабуся подзабылась и начала о своей смерти... Говорит - долгую и трудную жизнь прожила, пора и умирать, НО ТАК НЕ ХОЧЕТСЯ В ЗЕМЛЮ ЛЕЗТЬ!!! (буквально так сказала). Мы ей - бабушка мол, так вы же к Господу на небо то летите? Какая земля? А она нам - нет деточки, в землю! А так не хочется... А пол часа назад доказывала что после смерти человеку либо рай на небе либо ад у чертей... Поди ка пойми после этого православных... Но Библию слушать всё равно не желают.
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 926
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Православие

Сообщение Татьяна » 17 апр 2012, 09:12

У православных простые люди вообще редко что-то знают об официальном учении их религии. В основном "чули дзвін та не знають де він". Кто из церкви приходит к своим прихожанам домой и говорит: "Мы предлагаем вам изучение Библии?" (или в церкви кто с ними изучает?). Я даже не слышала чтобы какой-нибудь поп поощрял своих людей хотя бы к личному изучению Библии. Зато лично наталкивалась на "упреки" с их стороны за то, что церковь не посещаела (когда была еще православной).
Что касается их веры в небесную жизнь, то я еще до того, как стать СИ, задумывалась над тем какая же там жизнь на небе, если туда идут ВСЕ? И алкоголики, и воры, и блудники... Ведь у православных кто бы не умер, всем говорят: "Царствие ему небесное". Я думала: "Если туда идут все, тогда и там жизнь не лучше, чем здесь. Так какой же тогда это рай?"
Как же я обрадовалась, когда узнала из Библии, что Бог будет судить все-таки на основании поступков и выбора каждого чловека. Если раскается и пожелает исправиться, то Бог простит, а если нет, то Он не допустит чтобы такие люди дальше зло делали другим после воскресения. Иначе рая никогда не будет.
И еще о той бабушке, за которую ты пишешь. Многие православные, как я заметила, говорят то, во что сами не верят. Еще один пример: на Пасху свою они говорят "Христос воскрес", а когда им начинаешь рассказывать о воскресении в будущем, то не редко они отвечают, что "такого не будет, оттуда еще никто не возвращался". Тогда я обычно спрашиваю: "А Христос воскрес?" и напоминаю им что они об этом раз в году обычно всем объявляют. Потом показываю им стихи из 1Кор.15 глава с 12 стиха и дальше. Многие православные на самом деле не верующие и это обнаруживается когда дело доходит до разговора о Библии применительно к ним. У них вера если и есть, то далекая и чужая ("Кого-то когда-то Бог воскресит, но не меня". "Все пойдут на небо, кроме меня" и т.д.). И причина в том, что никто из их религии их с Библией не знакомит, увы. Максимум - некоторые сами ею интересуются, но не находя ответов на вопросы, бояться их задать кому-то из своей церкви, в первую очередь священникам. Говорю по своему опыту общения с православными. Они могут попа спросить об обрядах церкви, но не о Библии (о Библии с ними говорить не решаются, может боятся, что поп их к сектантам причислит).
Почему православные "супер-святейшества" зляться на СИ и другие религии, обзывая их сектами и добиваясь запрета? Потому что православная пастсва часто уходит в другие религии, когда те знакомят их с Библией, пусть и в своей интерпретации. С протестанских религий не много есть тех, кто переходит с одной религии в другую, потому что как-никак но эти люди уже привязаны к учению своей религии через Библию. А православные привязаны не через Библию, а через традиции и обряды. Потому им кто бы не показал что-то из Библии, они легко могут потом пойти в след тех, кто их с Библией познакомил. Кто к СИ, кто к АСД, кто к Евангелистам... Потому что православная церковь их с Библией вообще не знакомит серьезно и целенаправленно. А люди ищут ответы на вопросы, на которые ответы есть только в Библии, а не в традициях человеческих. Вместо того, чтобы с людьми изучать Библию, они этого не делают и гонят тех, кто это делает вместо них. А попам остается только злиться...
Татьяна
 

Православное сектантство

Сообщение Станіслав » 17 апр 2012, 12:27

Ещё многие прихожане православных храмов мало что знают, или не знают вовсе того, что их православная религия достаточно неоднородна и полна разного рода ответвлений. Как любят говорить сами же православные - сект.
Ниже интересная подборка фактов. Прочтите. Это поколеблет вашу уверенность в "единство и неделимость православия"

Старообрядчество и секты

Появление старообрядчества связано с реформой патриарха Никона, направленной на исправление богослужебных книг, которые, по объяснению ряда церковных историков, пестрели ошибками и нелепостями, так как переписывались от руки не всегда грамотными переписчиками, зачастую не понимавшими смысла текста. Исправлению подлежала и обрядность церковных служб, приобретшая за счет влияния местных традиций значительные различия с греческой православной обрядностью.

Церковь и государство сразу же заняли исключительно непримиримую позицию, не допускающую компромиссов и послаблений в отношении противников реформы. О том, что церковь сама ожесточила и отдалила от себя старообрядцев, ясно говорит «клятва» (проклятие) на старые обряды, отмененная Поместным Собором православной церкви только в 1971 г. Вплоть до второй половины XVIII в. репрессии оставались типичной правительственно-церковной акцией против старообрядчества. Как только политика правительства смягчается (время Екатерины II), слабеют оппозиция и фанатизм раскола. Таким образом, история старообрядчества теснейшим образом связана с историей русской церкви и Российского государства в целом.

Само название старообрядчество не передает с должной полнотой суть явления. Смысл старообрядчества его оппоненты обычно сводили к обрядоверию, но это неправильно. Старообрядцы были готовы претерпеть муки и пойти на смерть не ради самих обрядов, а во имя сохранения в неприкосновенности православной веры, «древлецерковного благочестия», нарушенного, по их мнению, реформой Никона. Они отстаивали незыблемость обряда потому, что обряд есть символ, выражение веры. Реформой был затронут такой важный обряд, как крестное знамение. Крестное знамение двумя перстами было принято церковью при введении на Руси христианства, новогреческую форму трехперстного перстосложения осудил и запретил Стоглавый собор 1551 г., а Никон личным, ничем не мотивированным циркуляром изменил освященный Стоглавым собором обряд. Соборы 1666-1667 гг., поддержав Никона, не только утвердили новшество, но и объявили традиционное крестное знамение еретическим, что было неверно по существу.

Сущность веры затрагивали и изменения в иконописании. Принятый в России стиль изображений на иконах восходил, по церковной традиции, к самым истокам христианства. «Образ Христа на иконах воспроизводит Его лик, чудесным образом отпечатавшийся на полотенце (убрусе), которое Господь послал эдесскому царю Авгарю, просившему исцеления от болезни». Первая икона Богоматери была написана святым евангелистом Лукой. При Никоне же произошло отступление от канонов.

Суть старообрядчества - защита не обрядов, а самой веры, поставленной под угрозу нововведениями, ориентированными на иноземные, чужие образцы. «Старообрядчество боялось неправедного обмирщения церкви, заражения церкви мирским духом. Его положительный пафос, конечно, не в ритуализме, не в простом сохранении старины, а в блюдении чистоты церкви».

С чисто религиозной причиной раскола тесно связана и национальная. Русские хотели сохранить не только старые традиции церкви, но и свои обычаи, нравы, жизненные устои, т.е. свою культуру, свое национальное лицо, национальное достоинство. П.И. Мельников справедливо писал: «Русский народ охотно перенимал все полезные нововведения, но не мог видеть пользы ни в бритье бород, ни в табаке, ни в парике, ни в других подобного рода нововведениях. Всего больше народ русский упорствовал там, где петровская реформа касалась домашнего очага, частного быта, вековых преданий. Но, не будучи в силах бороться, русский народ противопоставлял железной воле реформатора страшную силу - силу отрицания... Отрицание всего сильнее было со стороны раскольников».

Далее, раскол не был чисто церковным явлением. А.П. Щапов правильно видел в старообрядчестве явление не только религиозное, но и политическое. Хотя властолюбивый и нетерпимый к инакомыслию Никон, не сумевший провести реформу постепенно и гибко, Собором 1666-1667 гг. был лишен сана и отправлен в ссылку, подверглись осуждению и приверженцы староверия. Власти сочли церковную реформу государственным делом и на долгое время взяли на себя задачу преследовать старообрядцев. Раскольники хорошо понимали, что за церковной реформой стоит светская власть, недаром в осажденном Соловецком монастыре решением монастырского собора было отменено моление за царя и его семейство. Особенно явно государственный характер преследований проявился при Петре I, который отнюдь не выражал интересы церкви, но, напротив, подверг церковь такому унижению, какого она не знала и во время татарского ига. Петр I преследовал старообрядцев как врагов государства. Таким образом, светская власть взялась решать религиозный вопрос, лежащий вне сферы ее компетенции. В бесцеремонном вмешательстве государства в вероисповедные дела старообрядцы совершенно справедливо видели гонение на веру, преследование за правду, что придавало им большую духовную силу.

Политика властей, предпочетших дискуссиям полицейские репрессивные меры, поставила перед противниками реформ вопрос об их отношении к государству. В православном государстве, где государь есть помазанник Божий, этот вопрос не является чисто гражданским, политическим; это и вопрос духовный. Он решался старообрядцами на основе христианской эсхатологии с ее учением о грядущем конце света и приходе антихриста. Для старообрядчества решался не местный, не провинциальный вопрос, а вопрос всей мировой истории - и поэтому тема антихриста не была случайной или поверхностной в богословском сознании старообрядчества.

Тем, кто отвергал антихриста и хотел спасти свою душу, следовало бежать из мира и вести добродетельную жизнь в соответствии с заветами православной церкви. Такая концепция, подкрепленная репрессиями, особенно жестокими при Петре I, послужила толчком для миграций приверженцев старой веры. Крупные колонии старообрядцев образовались в разных частях России (Поморье, Заволжье, Урал, Сибирь) и за ее пределами (Ветка, Стародубье).

Массовым явлением в петровскую эпоху были самосожжения старообрядцев. Горели целые деревни, от антихриста спасали и младенцев. Подобная практика перестала быть регулярной и массовой только в царствование Екатерины II. В 1788 г. старообрядцам было дозволено иметь церкви и отправлять в них служение.

В 1800 г. были изданы «Высочайше утвержденные правила для устройства старообрядческих (единоверческих) церквей и снабжения их священниками». Возникло так называемое единоверие - явление, чрезвычайно сложное для истории старообрядчества, потому что оно отразило готовность обеих сторон (и властей, и некоторой части оппозиции) идти на взаимные уступки. Но насильственное внедрение единоверия вызывало бурный протест старообрядцев. Лишь Манифестом 1905 г. старообрядчеству, наряду с нехристианскими вероисповеданиями, было даровано равноправие с официальной православной церковью.

К концу XVII в. явно наметилось деление старообрядчества на два основных направления - поповщину и беспоповщину, главное различие между которыми состояло в вопросе отправления культа. На стороне старообрядчества вначале было немало священнослужителей, посвященных в сан до исправления церковых книг Никоном. Но когда это поколение ушло из жизни, встал вопрос о том, каким образом поддерживать старообрядческую церковную иерархию. Часть противников реформы, признавая необходимость священников для совершения таинств, считая, что без священников нет церкви, стала принимать к себе попов «нового ставленья», т.е. рукоположенных после Никона. Эта часть старообрядцев получила название поповцев, или беглопоповцев. Разные группы поповцев расходились между собой во мнении, каким "чином" принимать священников, перешедших к ним из официальной церкви (через перекрещивание, миропомазание или просто проклятие новообрядческих «ересей»).

Часть старообрядцев вообще отвергла священство, утверждая, что «священный чин повсюду упразднен, и потому таинств более нет, кроме крещения и исповеди, которые, на основании канонических правил, в случае крайней нужды разрешено совершать и мирянам». «Сам Христос, - говорили они, - будет нам невидимым Святителем, как непреложно Он есть невидимый глава церкви православной». Эта часть старообрядцев получила название беспоповцев. Важно подчеркнуть, что беспоповцы отвергали и отвергают священников и всю иерархию «не по принципу, а лишь по факту», т.е. они признают необходимость свящества и таинства, но считают, что в сложившихся условиях правильных попов нет, восстановление их невозможно, следовательно, невозможно и совершение пяти таинств. «Благодати на земле нет; она взята на небо», - говорили они.

Странничество стало известно еще в 1760-е годы, но распространилось оно позже. Один из его вероучителей - беглый солдат Евфимий, который вначале был последователем Преображенской общины и постригся в монахи, но затем покинул общину и стал проповедовать необходимость пустынножительства. Прославление ухода из мира, присущее почти всем течениям старообрядчества, у странников (бегунов) приняло наиболее последовательные формы: отрицание антихристова мира понималось буквально. Всякий, кто хочет спастись, не должен принимать «печать антихриста» (паспорт) и записываться в раскольничьи списки. Само слово раскольник означает отступник, нарушитель правой веры; соответственно запись раскольником означает признание старообрядчества отступлением от православия и утверждение правоты «никонианской» церкви. Истинный христиан должен разорвать всякую связь с обществом и стать странником - не иметь «ни града, ни села, ни дому».

Беглые считались более совершенными христианами, чем живущие в миру. Странническое учение объявляло уход из мира главной целью человека, ибо бегство есть «брань с антихристом», но не открытая, которая невозможна до времени последнего пришествия, а «противление его воле и неисполнение его законов»; когда придет время открытой брани, тогда всякий, кто будет убит, получит венец, какого не получал еще никто из мучеников. Бегуны отвергали всякое подчинение властям, не платили податей, избегали военной службы. Даже обряд крещения они отправляли лишь в дождевой воде или роднике - словом, в такой воде, которая не текла бы по земле, подвластной антихристу. Они отрицали браки, как и собственность, кроме нищей одежды и самого необходимого для человека. Каждый странник имел при себе небольшую, обычно медную иконку, лестовку, подручник, деревянную чашку и ложку. Странники не ели вместе с другими, даже со своими странноприимцами. При перекрещивании каждый вступавший в странничество получал новое имя. Люди, разделяющие идеи странничества, но не желающие уходить из мира, принимались в общину в качестве странноприимцев, обещанных принимать и укрывать бегунов.

Странноприимцы обзаводились хозяйством и семьей, т.е. жили мирской жизнью, но могли рассчитывать на посмертное райское блаженство, если с приближением смертного часа покидали свое жилище ради смерти где-либо на стороне «в бегах». В хозяйстве таких странноприемников работали укрывавшиеся от властей бегуны, отказываясь от денег – «дьяволовой печати». Странноприимцы устраивали свои дома так, чтобы надежно укрыть странников, - с подпольями, тайными входами и подземными ходами, ведущими в соседний с деревней лес. В 1830-е годы правительство открыло для себя целые бегунские деревни с такими домами.

Другим крайним беспоповским толком была нетовщина, или спасовщина, зародившаяся в конце XVIII в. в Нижегородском крае. Нетовщина не признавала возможным совершать богослужение и обряды мирянину. По ее учению, "нет в мире ни православного свящества, ни таинств, ни благодати", спасение можно обрести только, уповая на Иисуса Христа (Спаса). Нетовщина не представляла собой сколько-нибудь цельного религиозного направления и скоро разделилась на ряд мелких течений. Одно из них сочло возможным обращаться за крещением и совершением брака в православную церковь (так называемая глухая нетовщина, или староспасовщина - наиболее умеренная часть беспоповщины). Но эти обряды они не признавали таинствами. Поющая нетовщина, или новоспасовщина, имела наставников, «стариков», совершавших крещение, брак и богослужение по уставу с пением. Рябиновщиной назывался толк, признававший кресты, сделанные только из рябины. Они крестили себя сами: отсюда их другое название — самокрещенцы. Наконец, среди них возникло течение, отрицавшее какие бы то ни было обряды и поклонение иконам, отчего оно стало известным под названием дырники.

Важной характеристикой старообрядчества является его энергичная и успешная хозяйственная деятельность. Она стала заметной после «послабления расколу», когда зарубежные старообрядцы получили прощение и разрешение вернуться в Россию на отведенные им плодородные земли в Самарской губернии и в Сибири, о чем уже говорилось выше. Промышленная и торговая деятельность старообрядцев очень скоро охватила всю страну. Показательно замечание П.И. Мельникова, относящееся к середине XIX в.: «...где более развиты промыслы, раскол сильнее и, наоборот, где менее раскольников, тем слабее промышленность, так что степень развития промышленной деятельности в известной местности служит безошибочным мерилом степени развития раскола».

Старообрядцы, ставшие богатыми людьми, не порывали со своей средой и проявляли немалую щедрость в благотворительной деятельности, жертвовали в виде милостыни крупные суммы и скитам, и отдельным лицам, становились попечителями общин, помогали крестьянам расплатиться с повинностями и «стать на ноги», давали деньги взаймы самостоятельным хозяевам, обеспечивали работой тех, кто не имел средств. Нижегородский промышленник старообрядец П.Е. Бугров всегда вступался за старообрядцев перед властями, поддерживал Семеновские скиты, строил школы для детей, сохранял молельни, а на своей родине, в деревне Поповой, устроил обитель для старообрядцев, выгнанных из разоренных скитов. Богатые старообрядцы часто способствовали выкупу крестьян из крепостной зависимости. Купец Гучков, приверженец Преображенской общины, например, выкупал крестьян, предлагая им за это приобщиться к федосеевскому согласию. Состоятельные старообрядцы, беспоповцы, укрывали от властей беглых единоверцев и последователей официальной церкви, старались перевести их в мещанское сословие по чужим паспортам или отсылали в свои дальние филиалы, приобщая к своей вере. Организация тайных приютов для беглых, обеспечение их работой и легализация их общественного положения — все это привлекало многих людей в раскол.

Основная масса старообрядцев жила в сельской местности, нередко в глухих местах, стремясь быть подальше от властей. Традиция взаимопомощи, столь нужная в постоянном противостоянии внешнему миру, благоприятствовала хозяйственной жизни и крестьян-старообрядцев. Как правило, среди них не было не только нищих, но и бедных людей. Старообрядцы считали за правило все необходимое получать в своем хозяйстве. И хотя это удавалось далеко не везде, и связь с рынком с течением времени все глубже проникала в старообрядческую деревню, многие общины и в начале XX в. старались обеспечивать себя сами. Такая хозяйственная ориентация поддерживалась сохранением древних коллективистских устоев крестьянской общины, проявляющихся, прежде всего, в трудовой взаимопомощи.

Семейный быт старобрядцев отличала замкнутость, вызванная их религиозной обособленностью от остального русского населения. Эта замкнутость способствовала сохранению патриархальных нравов. Как в неразделенных (больших), так и в малых семьях глава семьи, старший мужчина (большак) обладал почти неограниченной властью. Он представлял свою семью перед общиной и единолично распоряжался принадлежащими семье средствами. «Свекр до смерти, 90 лет, был хозяин... не давал хозяйке деньги без пути тратить, а все по счету и под замок», - рассказывала русская старообрядка из Прибалтики. Младшие члены семьи безропотно подчинялись старшим. Наиболее зависимое положение было у невестки (снохи), особенно у младшей, жизнь которой проходила под неустанным наблюдением главы семьи и его жены. Мелочному контролю над повседневными занятиями молодых женщин способствовал старинный обычай, предписывавший просить благословение у старших для самых незначительных дел. Прежде чем приняться за какую-либо работу (пойти по воду, убраться во дворе, подоить коров и т.п.), молодуха должна была попросить благословения у родителей мужа. Старики за этим следили и строго наказывали ее за несоблюдение обычая: например, принесенную невесткой без благословения воду выливали на землю, а ее снова посылали по воду. Как и везде в России, невестка без разрешения свекрови или мужа не имела права выйти на улицу и даже забежать к соседке или поставить угощение своей матери.

Центрами религиозной жизни старообрядчества являлись уединенные обители для монашеского общежития, небольшие монастыри, которые обычно назывались скит или пустынь. Широкую известность в России получили Выговские, Керженские, Иргизские скиты. Через 30 лет с начала раскола таких скитов насчитывалось свыше 90. В них в разное время была сосредоточена интеллектуальная жизнь старообрядчества. Здесь принимали законченную форму идеи старой веры, отсюда выходили вероучители; в Иргизских монастырях перекрещивали "никонианских" попов и снабжали священниками беглопоповские общины.

Как и в монастырях, в скитах совершались церковные службы. Своими службами, выражавшими истовую религиозную веру, скиты оказывали сильное влияние не только на старообрядцев, но и на православных, оставшихся в лоне официальной церкви. Так, православный миссионер писал: «здешние жители заразу сию, или раскол, получили сначала от скитских». «Нестарообрядцы» с уважением относились к службам в скитах, так как видели воочию, как торжественно она проходила. «В часовне или молельной чинно рядами стояли женщины, одетые в стародавнее иноческое одеяние... Перед богатым иконостасом, составленным из древних икон, теплятся лампады и горят несколько десятков свеч. Среди часовни, пред престолом, стоит смиренная уставщица, глаза опустила в землю и внятно, благоговейно делает возгласы... Все крестятся и кланяются в одно время, все враз бросают перед поклоном на землю подручники, все враз поднимают их, все враз перебирают лестовки». Все погружены в молитву, и это продолжалось кряду четыре-пять часов. Вот почему и простые, и богатые старообрядцы охотно посещали скиты и посылали туда милостыни.

Во главе религиозных общин стояли наставники (духовные пастыри), или уставщики, как правило, люди образованные. Наставники руководили службой по праздникам, проводили крещение, исповедь, погребение, следили за соблюдением постов, накладывали епитимью за всякие нарушения, а также регулировали чисто мирские стороны религиозной жизни общины. Раньше наставниками выбирали только мужчин, но постепенно эти роли заняли женщины. Женщины были главными проводниками старообрядчества. Они более крепко хранили традиции, передавали их своим детям, внушали им непримиримое отношение к «никонианам». Часто истые раскольницы числились православными. Но проходило время, они возвращались в раскол. Кроме женщин семейных, в деревнях нередко встречались келейные, живущие особняком монашеской жизнью; такие женщины пользовались большим уважением окружающих. Один православный священник отмечал: «Где есть такие женщины, никакой священник не сладит с расколом».

Находясь в постоянном общении с православными, старообрядцы старались подчеркнуть, что они гораздо строже держат свои уставы. Это признавали и православные миссионеры, представлявшие официальную церковь. Но дело было не только в строгом и усердном исполнении молитвенных правил и религиозных предписаний. Старообрядцы умели спорить, доказывая «правоту своей веры». Достаток, взаимная поддержка, приюты для обездоленных, денежная помощь, защитники в лице богатых влиятельных единоверцев, готовых выручить из беды, - все эти хорошо известные факты также служили убедительным доводом в пользу старообрядчества.

Старообрядцы заботились и о поддержании грамотности в своей среде. В середине XIX в. только в Нижегородской губернии число раскольников, занимавшихся обучением детей, превышало 200 человек. Обучая детей грамоте, они рассказывали им о православной «никонианской» церкви, объясняли, почему в нее нельзя ходить, почему она проклята, а кто будет это делать, подвергнется страшным мучениям и т.д. Весь курс обучения подчинялся постоянному утверждению, что только их вера истинная.

Внешние особенности образа жизни старообрядцев в большинстве своем связаны с их прочным сопротивлением самого разного рода нововведениям, соблюдением дедовских традиций. Следования традициям в старообрядчестве приобрело смысл религиозного благочестия, поэтому ушедшие из быта у русских «никониан» обычаи и обряды стали для старообрядцев признаком «старой веры». Так, в отличие от других групп русских, одежда старинного покроя воспринималась старообрядцами как знак их принадлежности к истинному православию, отвергшему реформы Никона. Включение бытовых явлений в число религиозных предписаний придавало особую живучесть многим элементам русской традиционной культуры. Быту многих старообрядческих групп было свойственно сохранение архаики. Староверы не брили бороду, считая бритье грехом, отвергали табак; картофель и чай вошли в их жизнь очень поздно. Долго не принимали вилок: «Грех дар Божий (т.е. пищу) колоть». В употреблении оставалась старинная и старого образца утварь. В старообрядческой среде продолжали держаться древние виды намогильных сооружений — небольшой сруб с двускатной крышей и «голубец» (или «часовщика») - столбик с иконой на нем, увенчанный миниатюрной двускатной крышей.

Праздники у старообрядцев повсеместно проходили намного скромнее, чем у православных; еще в начале XX в. многие общины не допускали игру на гармошке. Для старообрядчества в целом характерно соблюдение определенных норм поведения, в частности беспрекословного подчинения старшим, запрет на произнесение ругательств.

Ряд бытовых черт старообрядчества выработался в результате их длительных преследований властями и церковью. Эта замкнутость, нежелание общаться с «иноверцами», вплоть до отказа подать им воды, боязнь оскверниться утвердили обычай пить и есть только из своей посуды, не допуская к ней других. Специально держали «поганую» посуду, которая предназначалась для чужих. Так как толки обычно обособлялись друг от друга, то для старообрядческих деревень, где жили последователи разных согласий, было типично наличие нескольких кладбищ (каждый толк имел свое отдельное кладбище). Духовная жизнь старообрядцев не находилась под постоянным контролем церкви, поэтому старообрядцев отличала самостоятельность в суждения, относящихся и к области веры, и к житейским делам. Особенности идеологии старообрядчества получили отражение в фольклоре. Поиски скрытого от антихриста края, где процветает «правильная» вера, заложили основу для легенд о Беловодье или сокрытом Господней десницей граде-монастыре Китеже.

Для старообрядчества характерны многие обряды, связанные с верой в нечистую силу. Сосуды должны были быть закрытыми, чтобы туда не забрался бес; печку следовало открывать и закрывать со словами «Господи, благослови», и т.д. От беса охраняли и покойника, и вырытую могилу.

Важная особенность старообрядчества - почтение к книге. Многие общины имели библиотеки в сотню и более книг, принадлежащих всей общине («соборные книги»). Книги приобретались и отдельными людьми. Читать книги считалось духовным подвигом, и знатоки религиозной литературы пользовались уважением окружающих. В редком доме не имелось книг. Старые книги, особенно духовного содержания, бережно хранились и переписывались.

Переписыванием популярных книг для себя старообрядцы занимались повсеместно. При этом сложилось и несколько крупных центров, из которых рукописные книги расходились по разным концам России. Эти книги продавались в лавках, развозились коробейниками по старообрядческим селениям, приобретались на многолюдных ярмарках, например на Нижегородской, наряду с разнообразными культовыми предметами и иконами.

После манифеста 1905 г. в городах и селах России развернулось сооружение старообрядческих церквей и молелен, создание приходских общин. Всего за период с 1905 по 1914 г. только белокриницкой церковью было построено свыше 200 храмов. Закон «Положения о старообрядческих общинах», изданный в 1909 г. и окончательно утвержденный в 1913 г., способствовал созданию благоприятной обстановки для налаживания религиозной жизни старообрядчества. В 1912 г., например, в Москве на Рогожском кладбище был создан Старообрядческий институт – среднее учебное заведение с шестилетним сроком обучения, готовившее старообрядческих начетчиков и учителей.



Еретические движения в России не носили массового характера. Тем не менее, они отличались устойчивостью (в наше время сохранились все основные направления сектантства, включая даже одиозных скопцов).

Учения русских еретиков во многом перекликались с учениями западного протестантизма, нельзя исключить того, что похожие социально-экономические условия порождают близкие идеи. Однако есть все основания говорить о заимствованиях. Протестантские проповедники различных направлений проникали в Россию под видом купцов и путешественников, протестантизм проповедовали поселившиеся в Москве, Новгороде и некоторых других городах лекари, аптекари и мастеровые из Западной Европы, особенно хлынувшие в Россию при Петре I.

Один из русских еретиков, М. Башкин, признавался, что его учителями были два литовца, другой, Д. Тверитинов, воспринял протестантские идеи от живших в Москве немецких аптекарей. В соответствии с одним из молоканских преданий, начало секте положил дворовый человек, который почерпнул основы учения у приходившего к его господину англичанина-лекаря. Признание того, что многие положения западных протестантских учений были заимствованы идеологами русского религиозного сектантства, вовсе не означает, что русские секты были повторением западных образцов, за исключением, пожалуй, поздних сект: баптистов, адвентистов и пятидесятников.

В русском сектантстве выделяются три основные секты: хлысты, духоборцы и молокане. Все остальные, кроме указанных выше поздних сект иностранного происхождения, являлись их производными. Из хлыстовства, или, как его называли, христовщины, выделилось скопчество.

Свое наименование хлысты получили за то, что во время моления, называемого у них радением, они иногда хлестали себя жгутами (хотя существует мнение, что это искаженное слово Христы). Духоборцы получили свое название от екатеринославского архиепископа за то, что они отошли от Символа Веры в понимании сущности Троицы и значения Св. Духа. Во второй половине XVIII в. молокане стали называть себя духовными христианами, однако в конце XVIII в. из-за употребления молочных продуктов в постные дни за ними укрепилось название молокане. И те, и другие по-своему истолковали эти прозвища: духоборцы объявили себя духовными борцами за истину, молокане объясняли название секты тем, что их учение – «чистое молоко духовное».

Русские секты традиционно делят на мистические и рационалистические. К первой категории относят хлыстовство, а также выделившиеся из него скопчество и Новый Израиль, которые признавали возможность непосредственного общения человека с Богом, воплощение Бога в человеке. Рационалистические секты - духоборчество, молоканство и его многочисленные толки, - отвергая авторитет церкви в толковании Св. Писания, пытались объяснять его с позиций рассудка. Впрочем, это деление весьма условно, так как в учениях всех этих сект присутствует и мистицизм, и рационализм, только в разных соотношениях.

Возникновение хлыстовской секты связывают с именем крестьянина Владимирской губернии Данилы Филипыча, объявившего себя Богом. Он заявил: «Аз есмь Бог... нет другого Бога кроме меня», - и дал своим последователям 12 заповедей.

Данило Филипыч проповедовал свое учение с середины XVII в. до 1700 г., когда он умер и, по хлыстовскому преданию, вознесся на небо плотью. Заповеди Данилы Филипыча легли в основу хлыстовского учения, хотя со временем подверглись существенным изменениям.

В соответствии с хлыстовским учением Св. Дух может вселяться в «пречистую плоть» и такому человеку уже не нужно Св. Писание, так как его «водит» сам. Св. Дух. По преданию, Данило Филипыч отверг священные книги и велел бросить их в Волгу. Много позже хлысты опять стали пользоваться Св. Писанием и во время радений Евангелие всегда лежало на столе, его читали, но толковали аллегорично.

Дух, по мнению хлыстов, пребывал в их общине во время радений, которые проходили в чтении и пении молитв, хлыстовских распевцев и в своеобразных движениях, напоминавших неистовые пляски, а также в пророчествованиях. Но некоторые избранные, воспринявшие Слово Божие, якобы становились такими же помазанниками Божьими, как и Иисус Христос, и Дух Святой пребывал в них всегда.

Отрицая божественное происхождение Христа, хлысты отрицали и его искупительную жертву, т.е. считали, что каждый человек должен спасаться сам. Они считали, что Дух Святой разлит везде в мире и поэтому во время радений нисходит на многих. Христос - Слово Божие - также может быть воспринят и родиться не в одном человеке, поэтому во главе каждой общины – «корабля» - стоял свой «христос»-кормщик и «богородица»-кормщица. В секте были «христы», признанные всеми «кораблями», жизнь которых была овеяна легендами. Данило Филипыч заповедал своим последователям: «Святому духу верьте». Эта заповедь создавала предпосылки для разномыслия в хлыстовских общинах, каждая из которых следовала наставлениям своего «кормщика».

В отличие от множества христов Бог-Отец Саваоф был единственным персонифицированным в образе самого Данилы Филипыча. В соответствии с хлыстовским учением человеческие души существовали в доматериальном мире, но после падения были заключены в темницу - плоть, созданную Сатаной. Она-то и является виновницей всех человеческих бед и грехов, она мешает рождению Христа в каждом человеке, и вся мировая история - это борьба добра и зла, души и тела. Этот дуализм, который сродни дуализму в учении богомилов, отличал хлыстовство и производные от него секты от других русских сект.

Логическим завершением хлыстовского дуализма стал крайний аскетизм. Хлысты отказались от всех доступных радостей жизни. Им было запрещено участвовать в праздничном веселии, они не должны были создавать семьи и иметь детей, у них было много пищевых запретов (хмельные напитки, чай, кофе, мясо, рыба, картофель, лук, чеснок). Хлысты изнуряли свою плоть строгими постами, которые заключались в полном отказе от пищи и питья до семи дней. В глазах русского народа аскетизм всегда, во все времена был очень привлекателен и рассматривался как угождение Богу, а с другой стороны, он являлся закономерной реакцией на несовершенство и несправедливость, царящие в мире, созданном Сатаной.

На радениях хлысты стегали себя или друг друга скрученными в жгуты полотенцами или прутьями вербы и при этом пели:
Хлыщу, хлыщу, Христа ищу.
Сниди к нам Христос, со седьмого небесе,
Походи с нами, Христе, во святом кругу,
Сокати с небесе, сударь Дух святый!

Если на вербе обнаруживали кровь, то этот прут берегли, а после смерти клали в гроб, как удостоверение истового служения Богу.

Хлысты считали, что число созданных Богом бессмертных человеческих душ велико, но не бесконечно, поэтому каждая душа по очереди пребывает в нескольких телах. После смерти души праведных, прежде всего «христов», идут к Саваофу, менее праведных вновь переселяются в младенцев, а православных — в животных, т.е. душа должна пройти долгий путь самосовершенствования.

Вопрос о конце мира решен в хлыстовском учении весьма расплывчато и неоднозначно. Не во всех общинах-«кораблях» верили во второе пришествие, а там, где верили, считали, что после суда, вершить который будет Данило Филипыч, праведные таинственно воскреснут, а неправедные пойдут на вечную муку.

Следуя заповеди Данилы Филипыча, хлысты очень тщательно скрывали свою секту и до 1905 г. внешне не порывали с православной церковью. Проживая среди православных, они исправно ходили на исповедь и к причастию, на праздничные службы, и, по свидетельству современников, не было более ревностных прихожан, чем хлысты. Даже на своих молитвенных собраниях они налагали на себя крестное знамение, читали церковные молитвы и акафисты, в их религиозном обиходе имелись кресты и иконы, которым они, правда, давали имена своих «христов» и «богородиц».

Эволюция хлыстовства шла по пути смягчения аскетизма. В первой половине XIX в. хлыстам было разрешено иметь духовных жен - духовниц, с которыми разрешалось брачное сожительство без венчания, сняты были некоторые пищевые запреты. Направление в хлыстовстве, которым руководил П. Катасонов, получило название Старый Израиль.

Во второй половине XIX в. появился Новый Израиль, признанным «христом» которого стал В. Лубков. Он создал четкую организационную структуру секты, которой управлял с помощью «небесного кругозора» - совета апостолов, евангелистов и равноапостольских мужей. Лубков отказался от умерщвления плоти и вместо призрачного Царства Божия в будущем призвал своих последователей создавать его на земле. В условиях быстрого социального расслоения деревни и обнищания части крестьянства он успешно организовывал коммуны-общины по примеру раннехристианских, провозгласив в своем «царстве» свободу и равенство. В 1905 г. Лубков «вывел свой народ из плена египетского», объявив о полном разрыве с православной церковью. В 1912 г. в поисках места для строительства Царства Божия Лубков, а затем и 2000 его последователей выехали в Уругвай.

Хлыстовство достаточно широко было распространено в XVIII в. и первой половине XIX в. Позже его популярность постоянно падала. 1 января 1912 г., по официальным данным, Старый Израиль насчитывал 3012 человек, а Новый Израиль- 5881 человек.

Часть хлыстов пошла по пути более радикальной борьбы с дьяволом и его порождением - плотью. Они считали, что Адам пал именно потому, что вступил в супружеское сожительство с Евой, поэтому крещение духовное надо дополнить огненным — оскоплением. В 60-е годы XVIII в. это направление выделилось в самостоятельную секту, руководителем которой стал крестьянин Орловской губернии Дмитровского уезда Кондратий Селиванов. Обряд моления у хлыстов и скопцов был почти одинаков, они пели одни и те же распевцы, и члены одной секты могли участвовать в молитвенном собрании другой. В отличие от хлыстов, верящих в многократные воплощения Сына Божия, скопцы считали, что Христос воплотился в Селиванове, который, по преданию, не умер в 1832 г., а скрывается в Иркутской губернии и однажды явится судить мир.

Скопцы жили среди православных и очень тщательно скрывали свою принадлежность к секте, свои обряды и учение, так как скопчество всегда строго преследовалось. Золотой век для него наступил при Александре I, среди ближайшего окружения которого имелись скопцы.

С середины XIX в. на Кавказе и в Сибири из ссыльных сектантов стали возникать целые поселения, зажиточные скопческие деревни. Среди скопцов было много богатых людей, купцов и предпринимателей, имевших свои фабрики, на которых работали их единоверцы. Со второй половины XIX в. секта численно постоянно сокращалась. Во-первых, изуверский характер секты делал ее малопривлекательной даже для фанатично верующих людей, во-вторых, несмотря на то что многие члены секты скопились тогда, когда у них уже было несколько детей, естественный прирост фактически отсутствовал. И на 1 января 1912 г., по официальным и явно заниженным данным, в России насчитывалось 603 скопца.

(Примечание для любознательных читателей. Долгое время считалось, что секта полностью исчезла в 30-е годы при Советской власти. Однако в перестроечные времена, к изумлению этнографов, выяснилось, что секта до сих пор существует. Точная численность скопцов и их основные «корабли» неизвестны, сектанты, наученные горьким опытом, тщательно скрывают свое существование от официальных властей).



B отличие от секты хлыстов секта духоборцев состояла преимущественно из служилых людей - детей боярских, однодворцев и казаков Слободской Украины и южных русских губерний. Служилые люди на южной окраине России в начале XVIII в. отличались от однодворцев в других регионах страны. Они защищали южные рубежи от набегов татар, сознавали свою государственную значимость, чувствовали себя вольными и сравнительно независимыми от светских и духовных властей; в своей хозяйственной деятельности они были значительно свободнее остального сельского населения страны.

Среди духоборцев в отличие от хлыстов и молокан было очень мало крепостных. Духоборческая ересь родилась в среде людей вольных и по своему правовому статусу, и по духу. Она никогда не была широко распространена.

Духоборцы заимствовали у украинских проповедников схоластический подход к толкованию Священного Писания. Известный в этом отношении труд И. Галятовского «Ключ разумения» был весьма почитаемой у духоборцев книгой и хранился у руководителей секты до середины XIX в.

Сектанты рассматривали Библию как набор аллегорий и символов, которые могут быть понятны только с помощью внутреннего откровения в сердце верующего. До конца XVIII в. духоборцы читали ее на своих собраниях, особенно Новый Завет, считая его богодухновенной книгой. В конце века руководитель тамбовских духоборцев Савелий Капустин, ставший признанным вождем секты, запретил не только читать Библию, но и иметь в домах. Назвав ее «хлопотницей», Капустин объявил истинным только живое устное слово.

Духоборцы утверждали, что Бог создал человека, чтобы сделать его своим живым храмом. Человеческие души, созданные в доматериальном мире вместе с ангелами, пали самопроизвольно, сохранив склонность к последующим падениям. История о падении Адама и Евы - это символы падения души, и наследственного греха нет, так как каждый грешит и спасается сам. В наказание Бог создал плоть. В отличие от хлыстовского учения здесь плоть — не орудие Сатаны для окончательного погубления души, а данная Богом возможность для покаяния и исправления, возможность выбора, ибо потом, в вечности, когда не будет плоти, уже не будет и покаяния. Душа самовластна, и духоборцы неоднократно подчеркивали это, пойти или по пути, указанному Богом, или по пути Сатаны. Человек, возлюбивший Бога, уподобляется памятью Богу-Отцу, разумом - Богу-Сыну, волей — Богу-Святому Духу, и в нем, в его душе присутствует вся божественная Троица.

Духоборцы подняли человека до уровня Бога, поставив знак равенства между тремя божественными ипостасями и тремя человеческими качествами, отделяющими его от остального животного мира.

В понимании Бога духоборцы были пантеистами: Бог, считали они, везде в пространстве и во времени, он — высота, ширина, глубина.

Единение с Богом у духоборцев - это результат процесса совершенствования, осознания своего образа и подобия Божьего, воспоминания о том высоком предназначении, которое было уготовано человеку, и следование заповедям и делам Христовым. Это не накатывание Духа во время радений после многодневного истязания своей плоти.

Духоборцы призывали к умеренности, воздержанию, но им был чужд жесткий аскетизм хлыстов и скопцов. У них вообще отсутствовали посты. Несколько ветхозаветных пищевых запретов (запрет на свинину, рыбу без чешуи и раков) явно заимствованы и не укладывались в общую систему учения.

Понимание сущности Христа и его жертвы у духоборцев было не однозначным. Екатеринославские духоборцы признавали божественное происхождение Христа и считали, что его крестная смерть очистила людей от грехов. Сам Христос, его душа воскресает в душах людей, возрождая их. Он может избирать смертного человека и через него указывать людям путь к спасению. В такой трактовке человек, избранный Христом, становился его пророком, но не самим Христом. С. Капустин придал этому элементу учения другой смысл. Христос был простым смертным, избранным Богом, проповедовал он, и после телесной крестной смерти, показавшей образ страдания из любви к Богу, душа Христа осталась в роде избранных: сначала в апостолах, затем в первых папах, потом в духоборцах и в настоящее время она пребывает в нем, Капустине, т.е. он является Христом. Капустин утвердил за своим родом право на власть в секте на том основании, что Святой Дух исходит от Отца и пребывает на Сыне.

Духоборцы верили в переселение душ. Возможно, это был элемент учения, заимствованный из хлыстовства, или обе секты имели один источник.

Вопрос о конце света никогда не выдвигался духоборцами на первый план, хотя у них есть псалмы, повторяющие тему Апокалипсиса. Они не подвергали сомнению второе пришествие и Страшный суд, однако отрицали возможность воскресения мертвой плоти. Воскреснут только души сынов Божьих, которые в вечности соединятся с Богом. Такие понятия, как Ад и Рай, духоборцы считали символами злых и добрых дел.

Последователи духоборческого учения отвергали все, что было связано с церковью: иконы, кресты, таинства, священников, мощи, призывание святых. Их обряды были крайне просты, моление заключалось в чтении наизусть и пении псалмов собственного сочинения, народных духовных стихов и стихов литературного происхождения (С. Яворского, Дим. Ростовского, М. Ломоносова). Эти псалмы хранились в памяти всех членов секты и составляли устную «Животную книгу». В конце моления мужчины и женщины порознь по очереди (второй подходил к первому, затем третий подходил к первому и второму и т.д.), взявшись за правые руки как для рукопожатия, кланялись друг другу два раза, целовались и еще раз кланялись, тем самым поклоняясь божественной Троице в каждом человеке.

Духоборцы считали, что им, людям, сознательно идущим по пути Господа, власти не нужны. Они существуют для усмирения злых, чтобы род Каинов не уничтожил сыновей Божьих - род Авеля. Царь - не помазанник Божий, так как его выбирает народ. Настоящий Царь и Отец у всех людей один - это Господь Бог, и только ему надо поклоняться и служить. Никому нельзя давать верноподданническую клятву, как нельзя клясться вообще, ни перед кем нельзя снимать шапку. Духоборцы, старались последовательно исполнять заповедь «не убий», отказывались служить в армии, скрывали дезертиров, хотя среди них было много людей, профессионально владевших оружием, - казаков, пикинеров. Сектанты заявляли, что все люди равны, поэтому не должно быть рабов и господ, а имеющий материальный избыток должен делиться с неимущим.



Самую многочисленную русскую секту составляли молокане. Основатель секты, деревенский портной из Тамбовской губернии Семен Уклеин, был вначале членом духоборческой секты, возглавлявшейся Побирахиным. Разойдясь с ним по вопросу приоритета Священного Писания над внутренним откровением, Уклеин со своими последователями отделился от духоборцев и основал новую секту. Уклеин систематизировал молоканское учение, написав первый «Обрядник» с изложением догматов и обрядов молокан, и своей активной проповеднической деятельностью способствовал его быстрому распространению.

Уклеин утверждал, что единственным источником веры является Священное Писание, в котором наряду с описанием реальных исторических событий много мест, которые надо понимать «духовно», т.е. как аллегории. Это были те места в Священном Писании, которые не поддавались рациональному объяснению. Понять и истолковать их смысл, по мнению Уклеина, мог только человек, просвещенный Богом. Таким богопросвещенным человеком Уклеин считал себя. Однако этот догмат все-таки отличается от понимания внутреннего откровения в сектах хлыстов и духоборцев, у которых Святой Дух или вся святая Троица пребывают в избранном человеке и руководят им. У молокан человек не входит в непосредственное общение с Богом. Эта секта стояла на более рационалистических позициях, чем духоборческая.

Уклеин на первое место по своей значимости ставил Новый Завет, называя его краеугольным камнем истины. Он и его последователи не подвергали сомнению божественное происхождение Христа. Уклеин считал, что Сын и Дух единосущны Отцу, но не равны в божественном достоинстве; что Христос принес с неба свою плоть и с нею вселился в чрево Богоматери. Это не была обычная человеческая плоть, поэтому Христос и не умирал в обычном понимании этого слова.

Учение молокан, вполне совпадая с православным по вопросам создания человека, его падения и второго пришествия, значительно отличалось от него в трактовке Страшного суда. На Страшном суде, по мнению молокан-уклеинцев, будут только согрешившие духовные христиане, тогда как не согрешившие сразу после смерти переселятся в блаженную вечность, а все не принадлежащие к числу последователей Уклеина пойдут после смерти на вечную муку. Позже в понимании Страшного суда молоканское учение приблизилось к ортодоксальному. Однако молокане, как и духоборцы, считали, что мертвые воскреснут духом, а не плотью.

Молокане отвергали все, связанное с внешним поклонением Богу, и заявляли, что поклоняются ему духом. Но в отличие от духоборческой секты у молокан был детально разработан обряд богомоления, во время которого специальные чтецы читали Священное Писание, руководитель религиозной общины - пресвитер - говорил проповеди, певчие пели псалмы Давида, а остальные молящиеся подпевали; в нужные моменты все собрание должно было неоднократно становиться на колени. Пресвитер избирался всей общиной и никаких материальных преимуществ не имел. В связи с тем, что в молоканских общинах очень уважались люди, умевшие читать Священное Писание, грамотность в этой секте была несравненно выше, чем в какой-либо другой.

В отличие от духоборцев молокане признавали посты, но только один - на Страстной неделе - считался обязательным, а в остальное время каждый устанавливал себе посты сам, если считал необходимым укрепить дух. Уклеин ввел ветхозаветные пищевые запреты, но подразделения пищи на постную и скоромную у молокан не было. В отличие от духоборцев в молоканской секте находились под запретом спиртные напитки и курение.

Отношение молокан к государству не было столь враждебным, как у духоборцев. Хотя молокане тоже считали, что истинным духовным христианам, идущим по Божьему пути, не нужны законы и суды, они, тем не менее, признавали, что власти от Бога, и за очень редким исключением были законопослушны. Во многих общинах молились за царя и почитали его как помазанника Божьего. Молокане отрицательно относились к войне, службе в армии и среди них было распространено дезертирство.

Вероучение молокан не требовало от членов секты жесткого аскетизма, веры до исступления и фанатизма, как у хлыстов и скопцов, и в то же время оно не вело к непримиримым противоречиям с существовавшим социально-государственным устройством России, как у духоборцев. Молоканское учение было более умеренным, приемлемым для широких социальных слоев, стремившихся к экономической самостоятельности, дешевой церкви. Основу секты составляли свободные сословия: однодворцы, государственные крестьяне, мещане, ремесленники, низшее купечество, казаки. Но среди молокан имелось немало и крепостных крестьян. Молоканская секта была особенно широко распространена в южных великорусских губерниях, Новороссийском и Ставропольском краях, Астраханской губернии.

B отличие от секты духоборцев, собранных воедино, в одном месте и руководимой единоначально «христом», молоканские общины были рассеяны по обширной территории вплоть до Амура, и у них отсутствовало единоначалие. После уклеинского «Обрядника» в разных общинах стали появляться свои аналогичные обрядники, иногда существенно отличавшиеся друг от друга. Для молоканской секты характерно большое количество всевозможных толков и выделившихся из нее сект. Разногласия по вопросу предпочтения Ветхого или Нового Завета привели к выделению из молоканства субботничества. Его последователи признавали Моисеев закон и, соответственно, отрицали божественность Христа, Святую Троицу, праздновали субботу, а не воскресенье, еврейские праздники. В народе их называли «жидовствующими».

В 50-е годы XIX в. из молоканской секты выделились так называемые прыгуны. Основатель секты Л. Соколов объявил себя Христом, пришедшим судить мир, и призвал своих последователей собираться на Кавказе. Преемник Соколова М. Рудометкин объявил себя духовным царем и короновался на царство, запретив своим последователям подчиняться другим властям, платить налоги и служить в армии.

Сектанты-прыгуны отличались необычайной строгостью нравов и рвением в молитве и посте, особой честностью. Прыгуны пользовались уклеинским «Обрядником», и если во время собрания Святой Дух не снисходил на них, то оно мало чем отличалось от обычного молоканского, разве что после моления сектанты пели прыгунские духовные песни, обычно сочиненные самим Рудометкиным. Но если на собравшихся снисходил Дух, то их моление скорее напоминало хлыстовское радение, только в отличие от последнего, во время которого сектанты кружились на пятке или бегали, прыгуны скакали до изнеможения под духовные песни, исполнявшиеся в плясовом ритме. Как и у хлыстов, кто-нибудь начинал пророчествовать. Несмотря на почитание Христа и Евангелия, особенно Апокалипсиса, прыгуны придерживались законов Моисея, чтили субботу и праздновали некоторые ветхозаветные праздники. Они жили в постоянном ожидании конца света, только Рудометкин предсказывал его трижды, поэтому в отличие от других молокан прыгуны не очень заботились о личном благосостоянии.

В начале XX в. молокане неоднократно собирали съезды, пытались объединиться, выработать единое учение, но сделать это им не удалось. В конце XIX в. у молоканской секты появился сильный конкурент - баптизм, активно проповедовавшийся на юге России и Украине и перетягивавший к себе членов других сект. На 1 января 1912 г. официальная статистика насчитывала 133935 человек постоянных молокан (уклеинцев), 4844 прыгуна, 4423 субботника.



Все три основные русские религиозные секты имеют общие черты. В то же время они очень разные по своему вероучению, культу, составу. Рассматривая состав каждой из них, нельзя забывать и о том, что немаловажное значение для вовлечения в ту или иную секту имел индивидуальный психологический склад каждого сектанта, а не только его социальная психология. Известны случаи, когда в одном селе сосуществовали сразу две, а то и три секты.

Основу перечисленных сект и в XVIII-XIX вв., и в XX вв. составляло преимущественно сельское население - основной хранитель традиционной русской культуры, обычаев и традиций, хотя религиозное учение, естественно, наложило сильный отпечаток на нравственные идеалы, нормы общественного поведения и культуру каждой секты.

Прежде всего от русских православных их отличала двойственность самосознания. В сознании людей XVII-XIX вв. понятие русский было равнозначно понятию православный, а поскольку сектанты враждебно относились к православной церкви, то они отрицали не только свою принадлежность к ней, но и к русским в целом. О самосознании хлыстов и скопцов мы можем судить только по косвенным данным, но вот что касается духоборцев и молокан, то они всегда считали себя особыми народами. Духоборцы, не признававшие святость царской власти, а понятие Отечества связывавшие с местом пребывания своих вождей, считали себя даже не подданными, а данниками русского царя.

Вместе с тем, как бы подобные религиозные группы не стремились обособиться, историческая память, язык, обычаи и традиции все равно крепко связывали их с русским народом. Вопреки религиозным запретам у духоборцев, например, сохранился обширный пласт песенной народной культуры, в которой значительное место занимали передававшиеся из поколения в поколение исторические песни, воспевавшие подвиги русского народа и его военачальников. Показательно, что в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. духоборцы оказали действенную помощь кавказским частям русской армий.

Нравственные идеалы сектантов полностью совпадали с христианскими, но то, что декларировалось на словах, на деле иногда облекалось в уродливые формы. В осуществлении своих идеалов сектанты последовательны и настойчивы до фанатизма. Одной из положительных черт, свойственных почти всем сектам, было необыкновенное трудолюбие. Благодаря этому жили они значительно лучше, чем остальное население. В сектах молокан и духоборцев, например, очень нетерпимо относились к лентяям, пьяницам, мотам. Таких после увещеваний, отстранения от общих молений, изгоняли из общин. У молокан есть хорошая пословица: «Живи так, как будто завтра умрешь, а работай так, как будто будешь жить вечно». Однако если с кем-то из единоверцев случалось несчастье и семья разорялась, то им помогала вся община. У духоборцев в таком случае пострадавшему от пожара, падежа скота и т.д. выдавалась ссуда из общественной казны, которую он мог и не возвращать, но каждый считал делом чести со временем вернуть долг. Почему-либо обедневший член общины всегда мог рассчитывать на получение пособия из казны, но за каждый рубль он должен был нести тяготу - один день поста. Если сумма была большой, то он обращался к соседям или всей общине с просьбой разделить с ним тяготу и разложить ее на всех.

В сектантских общинах было принято всем селом строить дом сироте, поддерживать одиноких стариков. У духоборцев они доживали свой век в так называемом Сиротском доме. И духоборцы, и молокане всегда с гордостью говорят, что никто из их единоверцев никогда не ходил с протянутой рукой. Известны случаи, когда в голодные годы духоборцы раздавали хлеб из запасных магазинов местному населению. Хорошо было известно и их гостеприимство, причем оно распространялось на всех, независимо от вероисповедания и национальности гостя. В целом же такие замкнутые группы обычно отличались сильно развитым групповым эгоизмом и, прежде всего, отстаивали и защищали свои экономические интересы в ущерб соседям.

Русские сектанты создали очень интересную и в значительной мере самобытную культуру. В каждой секте имелись свои духовные песни или псалмы, часто не лишенные поэтичности, в каждой секте помимо оригинального обряда богомоления были и свои обряды жизненного цикла, свой жизненный уклад, а иногда и свой костюм. В культуре сектантов ясно видны два слоя: культурный слой, отражающий учение и мировоззрение данной секты, и второй - русская традиционная культура. Их соотношение в разных сектах и в разные периоды их истории было различное.

(Примечание для любознательных. В настоящее время общины духоборов и молокан существуют вполне легально. В связи с войной на Кавказе многие живущие там духоборы эмигрировали и продолжают эмигрировать в центральные области России.)


Источник: http://ptales.holdgold.ru/page.php?id=183
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 926
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Православие и отступники от оного...

Сообщение Станіслав » 17 апр 2012, 18:08

Многие прихожане православной церкви стоят во мнении о том, что православие далеко не так жестоко по отношению к инакомыслию и другим религиям, как, скажем, католичество. Мол не было в православии не крестоносцев, не инквизиции с её кострами... Дальше мы увидим что была и инквизиция и костры и казни...
А что ещё было?

Что полагалось за отступление от православия в царской России:

Уголовное уложение Протестантизм получил широкое распространение в нашей стране сравнительно недавно. По этой причине, весьма популярен миф о том, что малочисленность протестантов в нашей стране в предшествующие периоды обусловлена исключительно приверженностью народа к православию. При этом почти никто не знает, какими полицейскими мерами эта верность православию поддерживалась.
Ниже мы приводим раздел Уголовного Кодекса царской России «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г. Факсимильную копию этого текста, а также текстов более поздних редакций, можно скачать с сайта Российской Государственной Библиотеки http://rsl.ru, где они находятся в свободном доступе в универсальном хранилище. Более поздние версии отличаются исчезновением некоторых уж слишком бесчеловечных наказаний, вроде клеймления, или числа ударов, несовместимого с жизнью. Самая поздняя версия уложения, вышедшая после «Манифеста об укреплении начал веротерпимости» 1905 г. уже не содержит указаний к уголовному преследованию инославных христан, занимавшихся прозелетизмом.
Для уточнения употребляемых в «Уложении» терминов, например, степеней наказаний, оговоренных статьей 21, или значения «прав состояния» обращайтесь к соответствующим главам оригинального текста «Уложения…».

Глава Вторая
О преступлении против Веры и постановлений церкви
Отделение первое
О отвлечении и отступлении от веры.
190. За отвлечении, чрез подговоры, обольщения или иными средствами, кого-либо от Христианской веры Православного или другого исповедания в веру Магометанскую, Еврейскую или иную не Христианскую, виновный приговаривается: к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу в крепостях на время от восьми до десяти лет, а если он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьею 21 сего Уложения для пятой степени наказаний сего рода, с наложением клейм. Когдаж при том будет доказано, что им употреблено насилие для принуждения к отступлению от Христианства, то он присуждается: к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу в рудниках на время от двенадцати до пятнадцати лет, а если он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьею 21 для третией степени наказаний сего рода, с наложением клейм.
191. Отступившие от Христианской веры Православного или другого исповедания в веру не Христианскую,
отправляются к духовному начальству прежнего их исповедания, для увещания и вразумления. До возвращения в Христианство они не пользуются правами своего состояния и на все сие время имение их берется в опеку.
192. Если Магометане и Евреи, вступившие в брак с лицами Евангелическо-Лютеранского пли Реформатского исповедания, будут, вопреки данным ими подпискам, воспитывать детей своих не в Христианской вере, или же будут угрозами и обольщениями приводить супругов или детей к своему закону, или препятствовать им свободно отправлять обряды их религии, то брак их расторгается и они подвергаются:
лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в отдаленнейших, или менее отдаленных местах Сибири,
смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим вину их.
193. Евреи, хотя и неизобличенные в совращении Христиан, но державшие их у себя для постоянных домашних услуг, кроме случаев законом дозволенных, подвергаются за сие:
взысканию по пяти рублей за каждые сутки. За повторение сего преступления, они сверх того приговариваются:
к аресту на время от трех недель до трех месяцев.
194. Если даже и в случаях, когда по закону им дозволено иметь в услужения Христиан, Евреи будут держать лица женского пола Христианской веры в одних с собою домах, теза сие они подвергаются:
денежному взысканию от ста до двух сот рублей. Определенное с них за первый сего рода проступок денежное взыскание
возвышается половиною суммы оного за каждое повторение сего проступка.
195. За совращение из Православного в иное Христианское вероисповедание, виновный приговаривается:
к лишению всех особенных лично и по состоянию присвоенных ему прав и преимуществ и к ссылке на житье в губернии Тобольскую или Томскую, или, буде он по закону не изъят от наказаний телесных, к наказанию розгами в мере, определенной статьею 35 сего Уложения для пятой степени наказаний сего рода и к отдаче в исправительные арестантские роты гражданского ведомства на время от одного года до двух лет. Когдаж будет доказано, что для совращения из Православного в другое Христианское вероисповедание были употреблены принуждение и насилие, то виновный подвергается: лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в Сибирь, а если он по закону не изъят от наказаний телесных, и наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьею 22 сего Уложения для второй степени наказаний сего рода.
196. Отступившие от Православного в иное Христианское вероисповедание,
отсылаются к духовному начальству для увещания, вразумления их и поступления с ними по правилам церковным.
До возвращения их в Православие, принимаются правительством, для охранения их малолетних детей и подвластных им крепостных людей от совращения, указанный в законах меры (см. Т. XIV, Уст. о Предупр. и Пресеч. Преступл. ст. 49-54). В имениях их, населенных Православными, на все сие время назначается опека и им воспрещается иметь в оных жительство.
197. Кто в проповеди или сочинении будет усиливаться привлекать и совращать Православных в иное, хотя Христианское, вероисповедание, или же еретическую секту, или раскольнический толк, тот за сие преступление подвергается:
в первый раз лишению некоторых, на основании статьи 53 сего Уложения, особенных прав и преимуществ и заключению в смирительном доме на время от одного года до двух лет; а во вторый заключению в крепости на время от четырех до шести лет, также с потерею некоторых, по статье 53, особенных прав и преимуществу
в третий же раз он присуждается к лишению всех особенных лично и по состоянию присвоенных ему прав и преимуществ и к ссылке на житье в губернии Томскую или Тобольскую, с заключением на время от одного года до двух лет, или, буде он по закону не изъять от наказаний телесных, к наказанию розгами в мере, определенной статьею 35 сего Уложения для четвертой степени наказаний сего рода и к отдаче в исправительные арестантские роты гражданского ведомства на время от двух до четырех лет. Те, которые будут, заведомо и также с намерением совратить Православных в другое вероучение, распространять такие проповеди и сочинения, подвергаются:
заключению в смирительном доме на время от шести месяцев до одного года, смотря по определяемой судом мере вины их.
198. Родители, которые, быв по закону обязаны воспитывать детей своих в вере Православной, будут крестить их или приводить к прочим таинствам и воспитывать по обрядам другого Христианского исповедания, присуждаются за сие:
к заключению в тюрьме на время от одного года
до двух лет. Дети их отдаются на воспитание родственникам Православного исповедания, или, за неимением оных, назначаемым для сего от правительства опекунам, также Православной веры.
Томуж наказанию подвергаются и опекуны, которые будут воспитывать вверенных им детей Православного исповедания в правилах другого вероучения. При сем они немедленно устраняются от опеки.
199. За препятствование кому-либо присоединиться добровольно к церкви Православной, виновные подвергаются:
заключению в тюрьме на время от трех до шести месяцев.
Но если, для помешательства переходу в Православие, были ими употреблены угрозы, притеснения, или насилия, то они приговариваются: к лишению некоторых, на основании статьи 53 сего Уложения, особенных прав и преимуществ и к заключению в смирительном доме на время от двух до трех лет.
Сверх того, во всяком случае им воспрещается иметь при себе крепостных дворовых людей Право­славного исповедания, и управлять теми своими населенными имениями, в коих находятся Православные.
200. Кто зная, что жена его или дети, или другие лица, за коими ему предоставлено законом наблюдение и попечение, намерены отступить от Православного вероисповедания, не будет стараться отклонить их от сего намерения и не возьмет никаких зависящих от него по закону мер для воспрепятствования исполнению оного, тот за сие приговаривается:
к аресту на время от трех дней до трех месяцев, смотря по мере вины, и, сверх того, если он Православный,
предается церковному покаянию.
201. Священнослужители других Христианских вероисповеданий, которые заведомо допустят Православных к исповеди, причащению или елеосвящению, или же детей их к крещению или миропомазанию по своим обрядам, подвергаются за сие:
в первый раз удалению от мест на время от шести месяцев до одного года;
а во вторый лишению духовного сана и отдаче под надзор полиции. За исправление какой-либо из сих духовных треб для Православных по неведению, они подвергаются:
строгому выговору, как за несогласную с важностью их звания неосмотрительность.
202. Лица духовенства иностранных Христианских исповеданий, изобличенные в преподавании катехизиса малолетним исповедания Православного, или же в делании им противных Православию внушений, хотя и без доказанного намерения совратить их, подвергаются за сие:
в первый раз удалению от своих мест и должностей па время от одного года до трех лет; во вторый лишению духовного сана и заключению в тюрьме на время от одного года до двух лет, с отдачею после того под надзор полиции.
203. Лица Римско-Католического, как белого, так и монашествующего духовенства в губерниях Западных, хотя и не употреблявшие никаких мер для совращения Православных, но имевшие оных вопреки запрещению для услужения в своих домах, при церквах или монастырях, подвергаются за сие:
денежному взысканию по десяти рублей за каждого.
204. Духовные иностранных Христианских исповеданий, за принятие, без особого на каждый случай разрешения, кого-либо из иноверных Российских подданных в свое вероисповедание, подвергаются:
в первый и вторый раз строгому выговору; в третий удалению от должности на два года, а в четвертый лишению сана, и соединенных с ним особых прав и преимущества
205. Кто в общенародных собраниях будет начинать неприличные споры, распри пли брань о различии вероисповеданий, тот за сие подвергается, смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим вину его:
пли строгому выговору именем суда, или же денежному взысканию от пяти до десяти рублей,
или, наконец, и аресту на время от трех до семи дней.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.
О ересях и расколах.
206. Виновные как в распространены существующих уже между отпадшими от церкви Православной ересей и расколов, так и в заведении каких-либо новых повреждающих веру сект, подвергаются за сип преступления: лишению всех прав состояния и ссылке на поселение: из Европейской России в Закавказский край, из областей Кавказской л Каспийской и из губернии Грузино-Имеретинской в Сибирь, а по Сибири — в отдаленнейшие оной места. Те, которые, на основаны статьи 79 сего Уложения, будут, вместо поселения, отданы в военную службу рядовыми, не могут получать ни отставки, пи временных отпусков, если не обратятся в Православие.
Таким же наказаниям и на том же основании подвергаются раскольники, которые, по заблуждению Фанатизма, осмелятся явно оскорблять церковь Православную или духовенство оной.
Сократившиеся из веры Православной в какую-либо ересь,
отсылаются к духовному начальству для увещания их и вразумления.
207. Последователи сект, именуемых духоборцами, иконоборцами, малаканами, иудействующими, скопцами, а равно и другие принадлежащее к ересям, которые установленным для сего порядком признаны пли в последствии будут признаны особенно вредными, за распространение своей ереси и совращение в оную других, по совершенном изобличении в сем преступлении, подвергаются: лишению всех прав состояния и ссылке: из Европейской России в Закавказский край, из областей Кавказской и Каспийской и из губернии Грузино-Имеретинской в Сибирь, а по Сибири в отдаленнейшие оной места, для водворения особо от других поселенцев и старожилов. Малаканы и прочие из принадлежащих к ересям, признанным особенно вредными, дозволяющие себе проповедывать свое лжеучение публично Православным, за самое первое сего рода действие признаются распространителями раскола.
208. Последователи означенных в предшедшей 207 статье и вообще признанных особенно вредными сект, а равно и скопцы, которые, скрыв принадлежность свою к такой секте, припишутся к городскому сословию в местах, где сие законами им воспрещено, подвергаются за сие лживое о себе показание:
ссылке в Закавказская области, пли отдаче в военную службу в Кавказский корпус, если они годны к службе, хотя и нестроевой. К томуж наказанию приговариваются и те из раскольников вообще и скопцы, которые, дав при городских или сельских выборах подписку, что не принадлежат ни к какому расколу, поступят в какие-либо по общественным выборам должности.
209. За допущение малолетних Христиан производить духовные обряды по жидовской вере, или иной какой-либо ереси, или же участвовать в оных, родители сих детей или воспитывающие их подвергаются, так же как за совращение совершеннолетних в раскол:
наказанию, выше сего в статье 207 определенному. Сами малолетние, производящие сии обряды, отсылаются: способные к военной службе в баталионы и полубаталионы военных кантонистов. а неспособные — на казенные Фабрики.
210. Когда распространение ереси и раскола было сопровождаемо насилием или другими, увеличивающими вину обстоятельствами, то изобличенный в сем преступлении присуждается:
к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу в рудниках на время от двенадцати до пятнадцати лет, а буде он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьей) 21 сего Уложения для третией степени наказаний сего рода, с наложением клейм.
211. За оскопление других, по заблуждению фанатизма, хотя и без употребления насилия, виновные в том раскольники приговариваются:
к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжною работу на заводах на время от четырех до шести лет, а буде они по закону не изъяты от наказаний телесных, и к наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьею 21 сего Уложения для седьмой степени наказаний сего рода, с наложением клейм. За оскопление самого себя, изобличенный в том подвергается:
лишению всех прав состояния и ссылке в Закавказский край, или в Сибирь на поселение, на основаны предшедшей 206 статьи.
212. Те из раскольников, хотя и неизобличенные в совращении Православных, которые принадлежат к ересям, соединенным с свирепым изуверством и Фанатическим посягательством на жизнь свою или других, или же с противонравственными гнусными действиями, по совершенном их в том изобличении, подвергаются:
наказанию выше сего в статье 207 определенному. В случае, когда по побуждениям сего Фанатизма учинено смертоубийство, или покушение на убийство, они подвергаются: наказаниям, определенным за убийство с обдуманным заранее намерением, в статье 19-25 сего Уложения, или за покушение на оное, на основании правил, постановленных выше сего в статьях 120 и 121.
215. Если последователь ереси пли раскола, обратившийся в Православную веру и, в следствие того, возвращенный из места ссылки, снова совратится в ересь или раскол, то он подвергается: лишению всех прав состояния и ссылке на поселение безвозвратно за Кавказ, иди в отдаленнейшие места Сибири, на основании постановлений ст. 206 и 207 сего Уложения.
214. Изобличенные в издании старопечатных книг не в Московской Синодальной или единоверческой типографии, а равно и в продаже и распространении каким-либо образом книг сего рода, или же в приобретении книг раскольнических для употребления их в Божественной службе, подвергаются за сие:
в первый раз денежному взысканию от ста до
двух сот рублей;
во вторый вдвое. Изобличенные в том более двух раз приговариваются:
сверх денежного положенного за вторый раз взыскания, к заключению в тюрьме на время от трех до шести месяцев. Найденные у них книги отбираются и отсылаются к епархиальному начальству по принадлежности.
215. За заведение раскольнических скитов пли иных сего рода обиталищ и за построение новых и починку старых каких-либо для службы и моления по раскольническим обрядам зданий, под наименованием церквей, часовен или молитвенных домов, и за устройство престолов в существующих уже часовнях, наконец и за обращение крестьянских изб в публичные молельни, виновные приговариваются:
к заключению в тюрьме на время от одного года
до двух лет, смотря по мере вины. Все ими устроенное подвергается сломке и материалы продаются в пользу местного Приказа Общественного Призрения.
216. Если кто из Евреев, высланных по распоряжению правительства из мест, в коих открыта, так называемая, жидовская ересь, в оное самовольно возвратится, то он за сие подвергается: наказанию розгами от двадцати до сорока ударов и отдаче в военную службу рядовым без выслуги, или же, в случае неспособности к службе, ссылке на поселение за Кавказ.
217. Давший пристанище высланному по распоряжению правительства из места, где открыта жидовская ересь, и вопреки того возвратившемуся Еврею, подвергается, если он помещик, арендный, поссесионныии или временный владелец казенного имения:
в первый раз денежному взысканию пятидесяти рублей;
а во вторый такомуж взысканию вдвое;
в третий раз имение такого помещика берется в опеку на всю жизнь его, от временного владельца казенное имение отбирается, а поссесор арендный также отрешается от управления имением и объявляется в столичных и местных губернских ведомостях, что он к тому неспособен.
Когдаж виновными в сем окажутся лица, принадлежащие к сословию крестьян или городских обывателей, то они подвергаются: в первый и вторый раз аресту на время от трех недель до трех месяцев, или, буде они по закону не изъяты от наказаний телесных, наказанию розгами от двадцати до тридцати ударов;
а в третий раз заключению в тюрьме на время от шести месяцев до одного года.

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТИЕ.
О уклонении от исполнения постановлений церкви.
218. Новообращенные в Православную веру, которые, не исполняя уставов церкви, будут придерживаться каких-либо иноверческих обычаев,
отсылаются к духовному начальству для вразумления их и поступления с ними по правилам церковным.
219. Лица Православного исповедания, уклоняющиеся от исповеди и причащения Св. Таин, по нерадению или небрежению, подвергаются:
церковным наказаниям по усмотрению и распоряжению духовного епархиального начальства, с наблюдением токмо, чтоб при сем не были надолго отлучаемы должностные от службы, а поселяне от домов и работ своих.
220. Родители, не приводящие к исповеди детей своих, достигнувших уже положенного на сие возраста (начиная с семи лет), подвергаются за то:
особому внушению от духовного и замечанию от местного гражданского начальства.
221. Кто будет без особого надлежащего дозволения ходить с образами, свечами, или книгами для сбора на церковные строения, монастыри или другие богоугодные заведения, тот по отобрании свеч, книг и собранных им денег, подвергается, если он духовный,
наказанию по усмотрению его начальства, а если мирянин, денежному взысканию от пятидесяти до ста рублей.
Собранные им деньги, если они были предназначены на известную церковь или монастырь, отсылаются к епархиальному начальству; собранные на иное богоугодное заведение, обращаются в местный Приказ Общественного Призрения.
222. Изобличенные в погребении Христианина Православного, или же Римско-Католического, Армяно-Грегорианского, Армяно-Католического, или же одного из Протестантских исповеданий, без совершения при сем надлежащих христианских того исповедания обрядов, подвергаются:
аресту на время от трех недель до трех месяцев, смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменынающим вину их.
Из сего исключаются случаи явной невозможности или непомерной трудности пригласить Священника к погребению умершего, за весьма дальним расстоянием в местах безлюдных, или же по обстоятельствам войны, моровой язвы и другим необыкновенным.
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 926
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Re: Христос по правую руку Бога...

Сообщение Станіслав » 01 май 2012, 10:53

Эмили писал(а):Современное православие, как показала Татьяна, учит тому, что это разные личности, но все они -ОДИН Бог.


Вот чему НА САМОМ ДЕЛЕ УЧИТ ПРАВОСЛАВИЕ:

Догмат о Пресвятой Троице – основание христианской религии

Бог есть един по существу, но троичен в лицах: Отец, Сын и Святых Дух, Троица единосущная и нераздельная.

Само слово "Троица" небиблейского происхождения, в христианский лексикон введено во второй половине II века святителем Феофилом Антиохийским. Учение о Пресвятой Троице дано в христианском Откровении.

Догмат о Пресвятой Троице непостижим, это таинственный догмат, непостижимый на уровне рассудка. Для человеческого рассудка учение о Пресвятой Троице противоречиво, потому что это тайна, которая не может быть выражена рационально.

Не случайно о. Павел Флоренский называл догмат о Святой Троице "крестом для человеческой мысли". Для того, чтобы принять догмат о Пресвятой Троице греховный человеческий рассудок должен отвергнуть свои претензии на способность все познавать и рационально объяснять, т. е. для уразумения тайны Пресвятой Троицы необходимо отвергнуться своего разумения.

Тайна Пресвятой Троицы постигается, причем только отчасти, в опыте духовной жизни. Это постижение всегда сопряжено с аскетическим подвигом. В.Н.Лосский говорит: "Апофа- тическое восхождение есть восхождение на Голгофу, поэтому никакая спекулятивная философия никогда не могла подняться до тайны Пресвятой Троицы".

Вера в Троицу отличает христианство от всех других монотеистических религий: иудаизма, ислама. Учение о Троице есть основание всего христианского веро- и нравоучения, например, учения о Боге Спасителе, о Боге Освятителе и т. д. В.Н.Лосский говорил, что Учение о Троице "не только основа, но и высшая цель богословия, ибо... познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте – значит войти в Божественную жизнь, в саму жизнь Пресвятой Троицы."

Учение о Триедином Боге сводится к трем положениям:

1) Бог троичен и троичность состоит в том, что в Боге Три Лица (ипостаси): Отец, Сын, Святой Дух.

2) Каждое Лицо Пресвятой Троицы есть Бог, но Они суть не три Бога, а суть единое Божественное существо.

3) Все три Лица отличаются личными, или ипостасными свойствами.


Ссылка: http://www.zavet.ru/novo/novo.php?itemid=173
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 926
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Православие

Сообщение Станіслав » 12 май 2012, 21:46

Излюбленное место где, как считают православные, на них сходит особенная "благодать" - монастыри и скиты. Право удивляет - где и как в Новом Завете Иисус Христос или Апостолы Христа хоть словом, хоть полусловом, призывали христиан обособляться и жить отшельниками...
А вот в языческих религиях древности монастыри таки пользовались особым почитанием и уважением верующих язычников.
Ну да ладно. И до этого дойдём, со временем. А сейчас некие впечатления людей, столкнувшихся с монастырской "благодатью":

http://www.youtube.com/watch?v=bp0kUIsn ... re=related

и в подтверждение темы

http://www.youtube.com/watch?v=teNkILQK ... ure=relmfu
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 926
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Re: Православие

Сообщение Станіслав » 14 янв 2013, 13:21

Многие религиозные и фанатичные православные не знают доподлинно истории своей религии. Для них является "открытием" что православие в равной степени виновно в крови, мучениях и жутких смертях невинных людей, не менее своих "побратимов" из Римско - католической церкви.

Вот интересный материал:


Святые костры

Русская Православная Церковь и сожжения.
Святые костры

История помнит огонь средневековой инквизиции, в котором гибли «еретики», «иноверцы» и «ведьмы». Сама инквизиция, впрочем, никого не казнила, но передавала религиозных преступников светским властям с формулировкой: «Для наказания без пролития крови», т. е. для сожжения или повешения. Отношения церковной и светской властей соответствовали отношениям заказчика и исполнителя.

Существует заблуждение, что инквизиция – феномен католических стран. Тем не менее, древнее положение церковного права, гласящее, что светская власть должна помогать церкви наказывать религиозных преступников, актуально и для православной культуры*.

Первое упоминание о сожжении обнаруживается в летописной записи за 1227 год. Новгородские христиане схватили четырех волхвов, доставили их на двор архиепископа* и бросили в огонь. Тогда же в Смоленске духовенство требовало казнить монаха Авраамия, обвиняя его в ереси и чтении запретных книг – предложенные виды казни – «пригвоздить к стене и поджечь», утопить. Житие Авраамия недвусмысленно называет тех, кто требовал его казни: «попы, игумены, и священники, если бы могли, съели бы его живьем», «бесчинно попы, а также игумены ревели на него, как волы; князья и бояре не нашли за ним никакой вины, проверивши все и убедившись, что нет никакой неправды, но все лгут на него»*.

В 1284 г. в сборнике церковных и светских законов «Кормчая книга» появляется закон:

«Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь»*.

В XIV в. там же появляется апокрифическое «Правило 165 св. отец Пятого собора: на обидящих святые божие церкви», карающее сожжением на костре за разграбление церковного имущества*.

В летописи за 1438 г. упоминаются «Святые правила святых апостолов», предписывающие «развратника огнем сжечь или живого в землю загрести»*. В 1411 г. двенадцать колдуний были сожжены жителями Пскова по подозрению в том, что наслали на город мор, а в 1444 г. можайский князь велел сжечь боярыню Марью Мамонову «за волшебство»*.

В 1490 г. новгородский архиепископ Геннадий велел сжечь на головах нескольких осужденных еретиков берестяные шлемы. Двое наказанных сошли с ума и умерли*. Архиепископ Геннадий причислен церковью к лику святых.

В 1504 г. состоялся знаменитый церковный собор, приговоривший к сожжению неизвестное количество «жидовствующих» еретиков. Летописец перечисляет по именам восемь человек, но добавляет «и иных многих еретиков сожгоша»*. Одним из инициаторов сожжения был игумен Иосиф Волоцкий – также причисленный церковью к лику святых.

Перечень казнённых времён Ивана Грозного сохранился в его «Синодике», составленном дьяками по архивным делам. Неупокой, Данила и Михаил были сожжены весной-летом 1569 г. за употребление в пищу запрещённой церковными правилами телятины, а в августе 1575 г. сожжено 15 ведьм в Новгороде*.

Иностранец Петрей в записках начала XVII в. писал о Грозном:

«Как ни был он жесток и неистов, однако ж не преследовал и не ненавидел за веру никого, кроме жидов, которые не хотели креститься и исповедовать Христа: их он либо сжигал живых, либо вешал и бросал в воду»*.

В 1584 г. на престол вступил крайне благочестивый государь Фёдор Иоаннович. В 1586 г. русскую церковь возглавил некто Иов (причислен к лику святых), в одном из своих сочинений одобривший казни языческих жрецов*. Насколько можно судить по дошедшим источникам, во времена Иова сожжения стали обычной казнью. Английский посланник Флетчер, живший в Москве с 25.11.1588 по 6.05.1589, описывает одно из сожжений еретиков, как очевидец:

«…муж и жена… были сожжены в Москве, в маленьком доме, который нарочно для того подожгли. Вина их осталась тайною, но вероятно, что они были наказаны за какую-нибудь религиозную истину, хотя священники и монахи уверили народ, что эти люди были злые и проклятые еретики»*.

Летопись под 7099 г. (1590/91 гг.) описывает сожжение колдунов в Астрахани по приказу Федора Иоанновича: «пытав их, велел государь пережечь»*.

Та же тенденция продолжилась при Борисе Годунове, когда главой церкви оставался Иов. В январе 1605 г. грамота московского правительства о появлении Лжедмитрия в северные города сообщила:

«Люди, которые в государстве за их богомерзкие дела приговорены на сожжение, а другие к ссылке, бежали в Литовскую землю за рубеж и злые плевелы еретические сеяли»*.

Под тем же 1605 г. летописи сообщают о казни вероотступника Смирного. Согласно «Пискарёвскому летописцу» (написан в 1621‑1625 гг.):

«…голова Стрелецкой Смирной Маматов из Грузии побежал в Кизылбаши и там обусурманился, понял жену. И царь его велел за то казнить разными муками: «Ты де покинул веру христианскую да обусурманился!»*.

«Новый летописец» (составлен в окружении патриарха в 20‑е гг. XVII в.) уточняет способ казни:

«…бусурмана Смирного сведал, что он убусурманился, повелел ему дать разные муки, а напоследок же его окаянного велел обдать нефтью и повелел зажечь. Тут окаянный скончался»*.

В 1649 гг. Земской Собор в Москве принял законодательный акт «Соборное уложение». Первая же статья Уложения гласила:

«Будет кто иноверцы, какие ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на господа Бога и спаса нашего Иисуса Христа, или на рождышую его пречистую владычицу нашу богородицу и приснодеву Марию, или на честный крест, или на святых его угодников, и про то сыскивати всякие сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохульника обличив, казнити, сжечь»*.

Дьяк Г. К. Котошихин, живший в XVII веке и известный своим сочинением «О России в царствование Алексея Михайловича», так рассказывает о существовавшей в его время (служил в 1658‑1664 гг.) системе террора по отношению к церковным противникам:

«...а кого у них за духовные дела... осудят на смерть, кто какую казнь заслужил, и они, из дела выписав приговор свой, посылают с теми осужденными людьми в царский суд, и по тому их приговору из царского суда велят казнить без задержания, кто чего достоин»*.

В Разбойном приказе «жгут живого за богохульство... за волховство, за чернокнижие, за книжное преложение, кто учнет вновь толковать воровски против апостолов, пророков и св. отец с похулением». «Смертные казни женскому полу бывают: за богохульство… жгут живых; за чаровство… отсекают головы»*.

Пытки обвиняемых также производились по требованию духовных властей:

«Когда нужно было кого-то пытать духовное начальство посылало обвиняемого к светскому начальству»*.

Австрийский дипломат фон Мейерберг (был в России в 1661-63 гг.) сообщает о правах патриархов:

«…судят всякие дела, относящиеся к духовенству, церковному послушанию и христианским нравам, и никогда не получают у царя отказа на просьбы об утверждении этих приговоров»*.

Иностранцы, побывавшие в Москве в этот период, рассказывают о сожжениях еретиков, как очевидцы:

«Ересь наказывается огнем. Еретик выходит на кровлю небольшого домика и оттуда спрыгивает во внутренность; на него бросают солому с лучинами; пламя скоро задушает его. Довольно и слишком строго это наказание»*.

«Тех, которые возбуждают какие-либо сомнения относительно веры, заключают в небольшие деревянные домики и сжигают живыми и выглядывающими оттуда»*.

В 1664 г. на место блюстителя важнейшей московской епархии Никона встал жёсткий администратор митрополит Павел. В 1666‑1667 г. состоялся церковный Собор, на котором староверов, а также всех не покоряющихся церкви предали анафеме и объявили достойными «телесной» казни:

«Аще ли же кто не послушает повелеваемых от нас и не покорится святой восточной церкви и сему освященному собору, или начнет прекословить и противиться нам, и мы такового противника данной нам властью… проклятию и анафеме предаем. …мы таковых накажем духовно: аще же и духовное наказание наше начнут презирать, и мы таковым приложим и телесные озлобления»*.

С этими двумя событиями связан пик религиозных репрессий. Уже через неделю после назначения Павла был арестован и сослан Аввакум. На лесные убежища староверов обрушились военные экспедиции*. С 1666 г. регулярными становятся сведения о сожжениях.

В 1666 г. в вязниковских лесах был схвачен и после допроса сожжен старообрядческий проповедник Вавила. Современник монах Серапион с одобрением писал: «богомерзкий чернец Вавилко сожжен за свою глупость»*. В том же 1666 г. гетман московской части Украины И. М. Брюховецкий сжёг шесть ведьм*.

«Сообщение касательно подробностей мятежа, недавно произведенного в Московии Стенькой Разиным» (Архангельск, сентября 13/23 дня 1671 года. На корабле «Царица Эсфирь»):

«Среди прочих пленных была привезена к князю Юрию Долгорукому монахиня в мужском платье, надетом поверх монашеского одеяния. Монахиня та имела под командой своей семь тысяч человек и сражалась храбро, покуда не была взята в плен. Она не дрогнула и ничем не выказала страха, когда услышала приговор: быть сожженой заживо. Бегство из монастыря считается у русских преступлением ужасным, караемым смертью. Прежде чем ей умереть, она пожелала, чтобы сыскалось поболее людей, которые поступали бы, как им пристало, и бились так же храбро, как она, тогда, наверное, поворотил бы князь Юрий вспять. Перед смертью она перекрестилась на русский лад: сперва лоб, потом грудь, спокойно взошла на костер и была сожжена в пепел»*.

В 1673 г. патриархом стал Иоаким, бывший «испытанным специалистом по "работе" со старообрядцами»*. Характерна роль, сыгранная им в деле боярыни Морозовой. Подруга первой супруги Алексея Михайловича, представительница знатнейшего рода, она открыто сделала свой дом центром старообрядчества в Москве и долгое время пользовалась иммунитетом от царившей вокруг вакханалии преследований. В ночь на 14 ноября 1671 г. Иоаким со своими людьми явился в дом Морозовой и распорядился заковать непокорную в кандалы. Вскоре ее вместе с сестрой и подругой перевели в монастырское заключение. Все три, несмотря на уговоры, продолжали держаться старообрядчества. Патриарх Питирим полагал разумным освободить женщин: «Женское их дело; что они много смыслят»*. Иоаким придерживался иных взглядов. В конце 1674 г. к упорствующим староверкам были применены радикальные способы увещания: пытка на дыбе и плети. Не добившись успеха, Морозову решили сжечь, но тут не выдержало старомосковское боярство и обратилось к царю с протестом – Морозовы были одним из 16 высших аристократических родов московского государства, имевших право на наследственное боярство*. В 1675 г. три знатные узницы были уморены голодом (в то время, как сидевшая вместе с ними простая инокиня Иустиния всё-таки сожжена). Сохранились подробности смерти трех женщин. Они умоляли стражников: «Помилуй мя, даждь ми колачика!», в ответ же от имевших строгие приказания стражников слышали: «Боюсь» или «Не имею»*. Способ казни опять-таки христианский – без пролития крови.

«На все вопросы патриарх отвечал одно: «Мы носим на себе Христов образ, и не вам, мирянам, нас учить!». Раскольничий начётчик Павел Данилович, московский мещанин тихим гласом заметил на эти самоуверенные слова: «Это правда, владыка, что Христов образ носите и нам мирянам следует быть у вас в послушании, но Христос показал нам образ смирения, крепости и своими пречистыми устами сказал: «Посмотрите на меня, как я благ и смирен сердцем», а не учил людей он ни кострами, ни мечем. И властям нечего было ответить на эти уроки»*.

Ответ патриарха:

«Мы за то вас мучим и жжем, что еретиками нас называете и церкви не повинуетесь»*.

«Указные статьи о раскольниках» от 7 апреля 1685 года подтверждали:

«Которые расколщики святой церкви противятся, и хулу возлагают, и в церковь и к церковному пению и к отцем духовным на исповедь не ходят, и святых таин не причащаются, и в домы свои священников со святынею и с церковною потребою не пускают, и меж Христианы непристойными своими словами чинят соблазн и мятеж, и стоят в том воровстве упорно: и тех воров пытать, от кого они там научены, и сколь давно, и на кого станут говорить, и тех оговорных людей имать и роспрашивать и давать им меж себя очные ставки, а с очных ставок пытать; и которые с пыток учнут в том стоять упорно ж, а покорения святей церкви не принесут, и таких, за такую ересь, по трикратному у казни допросу, буде не покорятся, жечь в срубе и пепел развеять»*.

По свидетельству иностранцев, пасху 1685 года благочестивый патриарх Иоаким отпраздновал сожжением в срубах около девяноста раскольников*. Общее число пострадавших в допетровскую эпоху староверов неизвестно. В. Татищев, по свежим следам, полагал, что несколько тысяч:

«Никон и его наследники над безумными раскольниками свирепость свою исполняя, многие тысячи пожгли и порубили или из государства выгнали»*.

Патриарх Иоаким ненавидел иноверцев. В своём «Завещании» он оставлял советы, как с ними следует обращаться, в частности:

«Иноверцам еретикам костелов римских, кирх немецких и татарам мечетей в своем царстве и владении всеконечно не давать строить нигде…»*.

На практике эти добродушные принципы были применены к проповеднику-квакеру Квирину Кульману и его единомышленнику Нордерману, сожженным 4 октября 1689 года. Сохранилось следственное дело Кульмана. Причины казни Кульмана в нём излагаются так:

«Вор и богоотступник Квилинко Кульман, и, на Москве будучи, чинил многие ереси и свою братию иноземцев прельщал, и вызъяты у него многие еретические и богомерзкие и хульные книги и писма, по которым богомерзким и еретическим книгам прельщал многих людей иноземцев и учил той ереси; и в роспросе и с пытки во всех еретических делах винился, и по нашему великих государей указу, за то воровство он, Квилинко, с книгами и с письмами богомерзкими сожжён»*.

В письме матери Кульмана сохранились о последних минутах их следующие подробности, сообщённые ей из Москвы:

«3 сентября вечером им (Кульману и Нордерману) сказали, чтобы они приготовились: завтра утром они будут освобождены. Но на следующий день в одинадцать часов утра их, как ложных пророков, привели из заключения на обширную городскую площадь, где уже приготовлен был из смоляных бочек и соломы небольшой домик [То‑есть сруб, обставленный снопами соломы и смоляными бочками]. И когда этих невинных людей повели на смерть, и не было около них никого, кто подал бы им утешение и не хотели дать им отсрочки, – они оба остановились и стали молиться, обративши глаза к небу. Когда же подошли они к домику и уже не видели себе спасения, тогда сын мой поднял руки и воскликнул громким голосом: «Ты справедлив, великий Боже! И праведны судьбы твои: ты ведаешь, что мы умираем ныне без вины». И оба, утешенные, вошли в домик и тотчас же преданы были огню; но больше не слышно было никакого голоса»*.

В 1721 году был казнен посадский Иван Орешников за то, что он хулил бога и царя. Первоначально богохульника предполагалось сжечь (на основании Уложения 1649 г.), но Петр заменил сожжение на отсечение головы*.

В дневнике немецкого камер-юнкера Берхгольца передан следующий рассказ о казни:

«2 октября 1722 года… О невообразимой жестокости русского народа посланник Штамке рассказывал мне еще одну историю, которой за несколько лет в Петербурге сам был свидетелем. Там сожгли заживо одного человека, который во время богослужения палкой вышиб у епископа из рук образ какого‑то святого и сказал, что по совести убежден, что почитание икон есть идолопоклонство, которое не следует терпеть. Император, говорят, сам несколько раз ходил к нему во время содержания под стражей и после произнесения приговора и уверял его, что если он только скажет перед судом, что заблуждался, ему будет дарована жизнь, даже не раз отсрочивал исполнение казни; но человек этот остался при том, что совесть не позволяет ему поступить так. Тогда его поставили на костер, сложенный из разных горючих веществ, и железными цепями привязали к устроенному на нем столбу с поперечной на правой стороне планкой, к которой прикрепили толстой железной проволокой и потом плотно обвили насмоленным холстом руку вместе с палкой, служившей орудием преступления. Сперва зажгли эту правую руку и дали ей одной гореть до тех пор, пока огонь не стал захватывать и далее и князь-кесарь вместе с прочими вельможами, присутствовавшими при казни, не приказали поджечь костра. При таком страшном мучении преступник не испустил ни одного крика и оставался с совершенно спокойным лицом, хотя рука его горела одна минут семь или восемь, пока наконец не зажгли всего возвышения. Он неустрашимо всё это время смотрел на пылавшую свою руку и только тогда отвернулся в другую сторону, когда дым уж очень стал есть ему глаза и у него начали гореть волосы. Меня уверяли, что за несколько лет перед тем брат этого человека был сожжен почти таким же образом и за подобный проступок»*.

Следующая вспышка религиозного террора пришлась на правление Анны Иоанновны. Жесткость правительства Анны Иоанновны в отношении религиозных преступников наглядно демонстрирует указ о наказаниях за волшебство от 25 мая 1731 года:

«Ежели впредь кто, гнева Божьего не боясь и сего Ея Императорского Величества указу не страшась, станут волшебников к себе призывать, или к ним в домы для каких волшебных способов приходить, или на путях о волшебствах разговоры с ними иметь, и учению их последовать, или какие волшебники учнут собою на вред, или мняще, якобы на пользу кому волшебства чинить; и за то оные обманщики казнены будут смертию, сожжены; а тем, которые для мнимой себе душевредной пользы, станут их требовать, учинено будет жестокое наказание, биты кнутом, а иные, по важности вин, и смертью казнены будут»*.

1732-36 гг. – дело об одном из русских «Фаустов». В 1732 г. жена симбирского посадского знахаря Якова Ярова донесла на своего мужа, что видела, как он «по книгам своим еретическим чинил еретичество и молился на запад левою рукою ниц»; а когда она была беременна, якобы, говорил: «Ежели родит, чтобы того младенца отдать крестить отцу ево Сатанаилу». Ярова, так и не принесшего церковного покаяния, сожгли 18 марта 1736 года*.

1738 г. – протопоп Иван Федосьев был казнен за то, что в пьяном виде заявил:

«Что мне Богородица, я с ней трижды сквернодеяние учиню»*.

В 1738 году еврей Борух Лейбов ухитрился обратить в иудаизм флотского капитан-поручика Александра Возницына. Возницын даже совершил обрезание и был изобличен в вероотступничестве собственной супругой. Та подала донос и, по высочайше утвержденной резолюции сената, Лейбов и Возницын были сожжены:

«…обоих казнить смертью, сжечь, чтобы другие смотря на то невежды и богопротивники, от христианского закона отступить не могли (как Возницын) и таковые прелестники, как и оный жид Борох, из христианского закона прельщать и в свои законы превращать не дерзали»*.

Благочестивая вдова, кроме законной части из имения мужа, получила еще сто душ с землями «в вознаграждение за правый донос»*.

Каковы же были причины благочестия власти? Вероятны два объяснения. Стремление, 20 лет прожившей в Курляндии императрицы и её немецкого окружения, подчеркнуть свою приверженность русским обычаям. Продолжение политики Петра I, для которого преступления против веры были, прежде всего, государственными преступлениями.

По оценке Н. Костомарова церковь реагировала следующим образом:

«Как ни сурово относилось правительство Анны Ивановны к расколу и к религиозным заблуждениям, но оно все-таки было мягче и снисходительнее, чем того желали некоторые ревностные духовные сановники. Так, например, в 1737 году рязанский архиерей доносил синоду, что ему, при его старости, трудно разглагольствовать с раскольниками, и находил, что лучше бы смирять их постом и плетьми»*.

Д. ист. н, профессор Е. В. Анисимов отмечает, что жесткость государственной религиозной политики отставала от требований духовенства:

«Церковники консервативного толка усматривали основное зло бироновщины как раз в усилении веротерпимости. В первых проповедях после переворота 25 ноября 1741 г. (приведшего к власти Елизавету) мотив борьбы с ересью, наводнившей Россию, стал одним из важнейших»*.

Последнее известное сожжение произошло в 70-е гг. XVIII в. на Камчатке, где в деревянном срубе сожгли колдунью-камчадалку. Руководил казнью капитан Тенгинской крепости Шмалев и, к сожалению, «сей достойный варварских времен поступок, совершенный в царствование премудрой и человеколюбивой императрицы Екатерины II, сошел Шмалеву с рук даром»*.


Источник: http://www.looo.ch/2011-05/595-ortodox_inquisition

У православия, как и у римско - католической религии "руки по локти в крови" Впрочем, протестанты так же любили иной раз "поджарить заживо" но это уже другая история...
Всем этим "христианским церквям" в скором обозримом будущем предстоит держать трудный ответ пред Богом Всемогущим, в Имя которого они и творили сии злодеяния.
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 926
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Re: Православие

Сообщение Модератор » 15 фев 2013, 12:03

Андрей Трофимов, главный редактор «Альтернативной газеты» из Сергиева Посада, рассказывает, как церковь управляет городом и зачем у него в рюкзаке лист железа. Записал Даниил Туровский.

В качестве иллюстраций использованы фотографии «Альтернативной газеты»

«Ты подохнешь в канаве», «Тобой займутся казаки», «Тебе подбросят наркотики». Такие смс я стал получать в 2010 году, когда «Альтернативная газета» только начала работу. Потом просто изрубили топором дверь квартиры в три часа ночи.

Наш город считается столицей православия, поэтому у нас наиболее остро чувствуются посягательства церкви на светское имущество. На православии тут зарабатывают. За пределами Сергиева Посада бытует мнение, что город живет за счет Троице-Сергиевой лавры и туристов. На самом деле все доходы от околопаломнического бизнеса идут мимо города — в РПЦ. Церковь даже освободили от арендной платы за часть земель. А к 700-летию Сергия Радонежского тихой сапой на лавру выделили больше 700 миллионов рублей. Это полтора годовых бюджета города (всего на празднование юбилея выделено больше 6 млрд рублей. — Esquire).

Лавра позволяет себе такие вещи, какие не позволяет себе никто. Без каких-либо указаний руководства города они перекрыли двумя шлагбаумами целую площадь в самом центре. Я видел на этой парковке, где «кадиллаков» и «каенов», как «жигулей» на обычной улице, автомобиль McLaren Mercedes миллионов за двадцать рублей. Из него вышли женщина в одежде, стилизованной под монашескую, и батюшка. Как только я фотографирую черный «лексус» с каким-нибудь архиереем внутри, мне тут же скептики говорят: «А зачем вы его критикуете? Батюшка человек хороший. Это не его машина с красной кожаной отделкой, похожей на вход в ад». И с «мерседесом», наверное, та же история: послушница подвозила или чадо духовное. В лавре можно каким-то образом получить пропуск на эту парковку, на котором изображены три башенки с куполами и три буквы «ТСЛ». Стоит на въезде сотрудник, который дает заехать или по пропуску, или за пожертвование — 500 рублей. В бесплатном туалете в лавре, кстати, тоже приходится платить пожертвование — 10 рублей.

Из-за РПЦ у нас закрыли самый большой парк в городе — Пафнутьев сад. Они его привели в идеальный порядок, проложили дорожки, сделали площадки для мини-гольфа, но сделали закрытым для всех, кто не в рясе. Летом я туда зашел, потому что ворота оказалась незапертыми. Так там меня поймал отец Роман, схватил за камеру, пытался заламывать руки, повел к охране, велел им все стереть и сделать мне проблем по максимуму. Один из охранников, не зная, что я все еще записываю на видео, назвал отца Романа смотрящим за садом. По выправке батюшка — вылитый гэбист. Как только он ушел, охранники сказали, что он истерик. Он получил власть и считает, что мы находимся не на территории Российской Федерации, а на территории отдельного государства под названием Русская православная церковь.

В Сергиевом Посаде сформировались целые элитные микрорайоны, заселенные представителями духовенства. Переломный момент в моем сознании случился на набережной Келарки. Идет на меня человек в одеянии священнослужителя, вдруг достает из широких рукавов пультик, нажимает на кнопку, и открываются ворота перед одним из домов. Там стоит представительского класса «мерседес», но меня удивило даже не это: как только батюшка зашел во двор, он сразу снял рясу и мгновенно оказался в костюме, туфлях и галстуке, как топ-менеджер какой-то.

В статье «Корпорация РПЦ» я рассказывал о том, как представители церкви буквально оккупировали наш бедный городишко. Священники из местной Общественной палаты и другие рьяные общественники угрожали. Просили перестать писать, что ради патриарха перекрывают главную улицу много раз в год. Зампред совета депутатов однажды ночью мне позвонил и говорит: «Андрей, как можно? Слово „поп“ нельзя употреблять».

Рынок местных СМИ перенасыщен, но все они совершенно однообразны и однобоки. «Альтернативная газета» на самом деле тоже однобокая — просто с другого боку.

История моего конфликта с РПЦ началась в 2009 году, когда в городе появился мэр-богослов Николай Маслов, один из пяти магистров богословия в России, племянник одного из чиновников РПЦ, который каким-то образом привязан к нашей лавре (схиархимандрит Иоанн (Маслов) умер в Лавре в 1991 году. — Esquire). На предвыборных встречах он заявлял, что он чуть ли не посланник Сергия Радонежского. Проголосовало за него 95% населения. Странноватый дядечка, выглядел, как не от мира сего, очень богатый, был одним из руководителей Госстроя, с «майбахом» и несколькими квартирами в Москве. Тем не менее называл себя монахом в миру. У него были стандартные ответы чиновника РПЦ на упреки в роскоши: «Да мне подарили, а квартирой не пользуюсь, живу на пяти квадратных метрах, а остальное пылится, я туда вообще не захожу». Он пытался запретить отмечать Новый год, Деда Мороза и елку на центральной площади. Ее все-таки поставили в последний момент, потому что мы требовали, но гуляний не было — под предлогом экономии бюджетных средств. Маслов был ярым сторонником того, чтобы сотрудницы администрации носили юбки, и даже написал статью «Женщина в брюках — мерзость перед Богом». Когда дело дошло до Масленицы, Маслов заявил, что чучело сжигать нельзя, потому что это язычество. В итоге я сам сделал чучело, позвал через сайт людей, на площади перед администрацией собралось больше ста человек. Тогда я как раз создал движение «Гражданская солидарность», которое потом переросло в «Альтернативную газету». Мы начали собирать подписи за отставку Маслова.

И тогда меня избили. Ходили за мной человек шесть, потом подошли: «Чего ты всякую фигню пишешь в интернете?» Повалили меня и попрыгали по голове. Я попал в реанимацию, был без сознания 11 часов. Друзья даже позвонили отцу и сказали, что я умер. Убрали Маслова где-то через год.

Следующего мэра, Евгения Душко, убили через четыре месяца после назначения. Версии у следствия были разные: от его попыток передела ЖКХ до его попыток влияния на земельную политику, которой вообще-то заведует район. На скрытую камеру оперативники говорят, что потенциальным заказчиком мог быть и глава района Владимир Коротков. Я эту версию развивал в «Альтернативной газете». Дело в том, что Душко опозорил Короткова в глазах федеральных и областных структур. Душко к нему подкатил и взял его во временные союзники, пообещал взамен связей с нужными людьми назначить сити-менеджером человека Короткова. А потом взял и поставил своего человека. Коротков упал в глазах губернатора, как человек, который не может довести дела до конца, и вообще расстроился: теперь в городе все происходило без его участия. Душко начал собирать вокруг себя предпринимателей, людей, заново диктовать свои условия: мол, ребята, если вы договаривались о постройке того-то и того-то с районом или предыдущей властью, вы это не построите, потому что вам нужно сначала договориться с нами. За две-три недели до убийства глава района начал изображать лютую любовь к Душко. Коротков попросил встречи перед телекамерами «Радонежья» для того, чтобы только пожать руки. Душко убили, и Коротков в первый же день отверг свою причастность: «Кто сказал, что мы враждовали? Вы посмотрите, как мы целовались». Следующий мэр сразу признался в любви к главе района и попросил у него помощи.

Нужно всегда держать себя в тонусе. Как сажусь в машину, обязательно пристегиваюсь. Перехожу дорогу только по переходам. Я долгое время ходил с полуторасантиметровым куском железа в рюкзаке — на бронежилет денег не было. Тогда случились эти нападения, потом мне сожгли автомобиль. Я вечером хожу гулять с собакой, рано утром езжу на работу. Где удобнее всего человека подкараулить и грохнуть? У его дома, естественно. У меня была мысль, что во время нападения я смогу как-то отмахнуться или прикрыться этим рюкзаком с железом, а потом убежать. Однажды в УВД один руководителей полиции посоветовал: «Все, зашивай карманы, ты нам во уже где, надоел». После этого мне жена реально зашила карманы на всех брюках и костюмах — некуда было подбросить патрон или наркотики.

Я обращался в полицию, но при той власти это было бесполезно. Начальником УВД работал Сергей Моргачев, его я увязывал в косвенном пособничестве многим коррупционным делам. В частности, в историю с заповедным Черниговским лесом, который поделили на 130 частей для коттеджей. Не забыли никого — ни помощников прокуроров, ни судей, ни людей из администрации. По пять тысяч рублей покупали участки. Потом шли суды, митинги, сейчас вроде все отменилось, но переключилось на более масштабную проблему с древним Радонежем. Там 200 гектаров территории памятника архитектуры делят. Все это происходит не без ведома главы района Короткова. В 2011 году он выступил на телеканале «Радонежье», вроде как носящем имя основателя нашего города, и высмеял защитников памятника, среди которых в тот момент были даже патриарх и Путин.

Перед снятием Моргачева и приездом этим летом к нам Шойгу мне довелось пообщаться с представителями федеральных структур безопасности. Они просили материалы о Моргачеве, которые я собирал, но не публиковал из-за отсутствия доказательств. Они их обработали, а я потом увидел краем глаза аналитическую записку, послужившую поводом к отстранению Моргачева. Там упоминался ряд коррупционных историй, фигурировали цифры от полумиллиона до девяти миллионов рублей. Например, местный депутат и руководитель муниципального унитарного предприятия «Теплосеть» Сергей Попов проходил по уголовному делу о растрате. Дело шло к посадке, но поступило в суд на день позже, чем положено. Судья посчитала это серьезным основанием, чтобы закрыть дело, после чего Попов везде стал говорить, что его оправдали и обвинения не подтвердились. Из аналитической записки я понял, что задержка была не случайной. В этом нет ничего удивительного. Всем известно: если ты в России украл мешок картошки, тебя посадят, а если украл вагон, то будешь уважаемым человеком, потому что сможешь поделиться.

«Альтернативная газета» отнимает двадцать часов в сутки. Выходных никаких нет: стоит только лишнее время поспать или уехать куда-нибудь — сразу чувствую себя человеком, который что-то пропустил.

У нас случилась череда убийств, которые заставляют тревожиться. Атмосфера гнетущая. 1 ноября убили экс-омоновца — из пистолета в голову. Я его знал по прошлой жизни. Через пять дней из автомата стреляли в предпринимателя, владельца гостиниц, он выжил. Через месяц из пистолета в голову пристрелили бизнесмена из криминальных кругов. Город маленький, а дурдом.

По образованию я электрик — закончил ПТУ. И был промежуток времени, когда я не имел никакого отношения к журналистике. Работал кровельщиком, водителем. Тот убитый омоновец ходил в те же злачные места, что и я. Был ресторан «Золотое кольцо», где отдыхали бандиты. Охрану этого заведения осуществляли сотрудники ОМОН, потому что драки происходили постоянно. Ближе к вечеру всегда кафель от входа до танцпола был весь в крови. Я там бывал очень часто, и он тоже. Конфликты, в которых не омоновец кого-то побил, а его побили, решались просто: заводились уголовные дела, а потом брались деньги за закрытие.

Всегда есть о чем писать. Все местные СМИ завязаны либо на органы власти, либо на частный бизнес, который так или иначе аффилирован с властями. Молча созерцать это невозможно. Грубо говоря, власть сидит на пожаре, администрация горит, а они будто закрыли глаза руками и делают вид, что ничего не происходит.

Местный фотограф Дамир Шавалеев опубликовал в своем блоге фотографии с 70-летия директора софринского свечного заводика Евгения Пархаева. День рождения он провел в храме Христа Спасителя, потом переместился в ресторан «Европейский», а оттуда приплыл на свою дачу на теплоходе. Все это — в сопровождении патриарха, Винокура, Прохорова. Два месяца на этот материал никто не обращал внимания, потом он кинул мне ссылку, и 1 августа 2012 года я его отчет у себя выложил. Его лавинообразно начали перепубликовывать, «директор свечного заводика, а так шикует». Сначала позвонил человек братковских манер из Софрино: «Че ты, кто тебе дал право? Ты кто такой вообще?» Я с такими людьми долго не разговариваю, просто пишу все на диктофон и сразу выкладываю. Потом позвонили из прокуратуры: «Что у вас там происходит? Нам звонили из Генеральной прокуратуры, сказали разобраться». Потом звонит Дамир: «Удали, меня убьют». Ему угрожали из Софрино. Это был практически единственный случай, когда я поддался на уговоры человека, который дал мне информацию, потому что понял: это точно не шутка, раз из-за заметки в каком-то региональном СМИ задействовали Генпрокуратуру. Я удалил фотографии, дав пояснение, что Дамиру угрожают.

Несколько раз на меня пытались подать в суд. Например, депутат Данилов, угрозы которого я записал на диктофон и разместил в интернете: «Андрей, ты чего меня критикуешь? Не хочешь ли, чтобы тебе ноги переломали или девственности лишили?» Через восемь месяцев он написал на меня заявление в Следственный комитет. Он просил завести на меня уголовное дело за нарушение тайны переговоров. Но Следственный комитет ему отказал.

Я прохожу по уголовному делу из-за потасовки в здании администрации главы района. Мне запретили ходить на их мероприятия и заседания — в ноябре меня у дверей остановил помощник Короткова. Когда я попытался пройти, между нами завязалась драка, он меня ударил под дых, а я ответил одним ударом по лицу. Он, кроме этого, каким-то образом зафиксировал ушиб паха, перелом зуба, сотрясение мозга. Сначала вообще написал заявление о попытке убийства. Свою защиту я строю на том, что мои действия были самообороной. Сейчас судья открыто подсказывает обвинению. Мой адвокат потребовал в суде запись с камеры, которая была прямо над нами. Она якобы была стерта, потому что прошло две недели с момента происшествия. Мой защитник съездил в областное управление полиции, и там ему дали официальную бумагу, по которой они могут восстановить видео даже трехгодичной давности. Обвинители начали протестовать, а судья говорит: «А может, вы, как сотрудник администрации, вообще будете против? Как же вы будете без этого оборудования? Безопасность может быть подорвана, если камеру изымут». Но серверы все-таки изъяли, скоро будем смотреть.

Летом мне передали, что, возможно, глава района обратился к людям, чтобы они, скажем так, оказали воздействие на мое здоровье. Я когда это услышал, даже стоять было тяжело. Понял, что это в любой момент может произойти. Но ничего не случилось. А может, и не должно было. Вообще, политические игры такие интересные.

Чем дальше, тем хуже.


Источник http://esquire.ru/sergiev-posad
Модератор
Модератор
 
Сообщения: 327
Зарегистрирован: 26 апр 2012, 15:37
Верования: Христианство
Конфессия: Вне конфессий
Пол: Мужской

Re: Православие

Сообщение Станіслав » 07 май 2013, 11:47

Соборное уложение 1649 года

Глава I, А в ней 9 статей о богохулниках и о церковных мятежниках

Статья 1.
Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на честный крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнити, зжечь.

Статья 2.
А будет какой бесчинник пришед в церковь Божию во время святыя Литургии, и каким ни буди обычаем, Божественныя Литургии совершити не даст, и его изымав и сыскав про него допряма, что он так учинит, казнити смертию безо всякия пощады.

Статья 3.
А будет кто во время святыя Литургии и в и(ы)ное церковное пение, вшед в церковь Божию, учнет говорити непристойные речи патриарху, или митрополиту, или архиепископу и епископу, или архимариту, или игумену и священническому чину, и тем в церкви Божественному пению учинит мятеж, а государю про то ведомо учинится и сыщется про то допряма, и тому бесчиннику за ту его вину учинити торговая казнь.

Статья 4.
А будет кто, пришед в церковь Божию, учнет бити кого ни буди, и убьет кого досмерти и того убойца по сыску самого казнити смертью же.

Статья 5.
А будет ранит, а не досмерти убьет, и ему учинити торговая казнь без пощады, и вкинути в тюрму на месяц, да на нем же взяти раненому за увечье бесчестье вдвое.

Статья 6.
А будет такой бесчинник кого ни буди в церкви Божии ударит, а не ранит, и его за такое бесчиние бити батоги, да на нем же взяти тому, кого он ударит, бесчестие.

Статья 7.
А будет кого обесчестит словом, а не ударит, и его за бесчинъство посадити в тюрму на месяц. А кого он обесчестит, и тому доправить на нем бесчестье, чтобы на то смотря в церкви Божии никакова бесчинъства не было.

Статья 8.
А в церкви во время церковнаго пения, государю царю и великому князю Алексею Михайловичи всея Русии и великому господину святейшему Иосифу патриарху Московскому и всея Русии, и митрополитом и архиепископом и епископом, никому ни о каких своих делех не бити челом, чтобы от того в церкви Божии церковному пению смятения не было, понеже церковь Божия устроена приходити на молитву. И православным християном подобает в церкви Божии стояти и молитися со страхом, а не земная мыслити.

Статья 9.
А будет кто, забыв страх Божии, и презрев царьское повеление, учнет ему государю, или патриарху, или иным властем, в церкви Божии во время церковнаго пения, о каких своих делех бити челом, и того челобитчика за то вкинуть в тюрму, на сколько государь укажет.


...Глава XIV. О крестном целовании

Статья 1.
Которым Московскаго государства всяких чинов русским людем доведетца по судным делам изо всех приказов крест целовать, и им или за них людем их крест целовать в розных исках трожды. А возрастом бы те люди были, кому целовати крест, в дватцать лет, а меньши дватцати лет не целовать и ко кресту таких не припускать. А у кого таких людей не будет, и им за себя целовать крест самим.

Статья 2.
А будет кто сам, или за кого люди его поцелуют крест в розных искех трожды, а после того будет кто учнет на нем чего искать, или он сам на ком чего учнет искать, а по тем делам дойдет до веры, и похочет он в и(ы)сцове, или в своем иску крест целовати в четвертые, и то дело вершить сыском, а крестнаго целованья в том деле ему не давать. А будет про то дело сыскать нечем, и то дело розымать пыткою.

Статья 3.
А будет на русских людех учнут искать литва, или немцы, или татаровя, или иные всякие иноземцы, а в том их иску доведетца крест целовать русским людем, а иноземцом крест ставить, и русских людей в и(ы)ноземцовых искех ко кресту приводить в приказех, где которой иноземец учнет искати, а крест для того держати в приказе написав на иконе. Так же будет и русской человек учнет искати на иноземце, а к вере доведетца приводити иноземца, и иноземцов к вере приводити по их вере в приказех же.

Статья 4.
А которой человек Московскаго государьства взыщет на чюжеземце чего нибудь, и чюжеземец в том его иску даст ему на душю, и он в том своем иску похочет крест поцеловать, и ему в том дать на волю. А будет он в том своем иску креста поцеловать не похочет, или на нем на самом учнет чего искать чюжеземец, а он в том чюжеземцове иску креста целовати не похочет же, и учнет бити челом, чтоб ему с чюжеземцом в вере дати жеребей, кому крест целовать, и им в том дати жеребей, и чей жеребей выметца, и тому поцеловав крест, свое и взяти, или отцеловатца.

Статья 5.
А которым людем исцом, или ответъчиком доведетца целовать крест, и ко кресту приводить самим, а людей у них нет, и те исцы и ответчики сами будут меньши дватцати лет, лет в пятнатцать, а переменитца им будет неким, и тем исцом и ответчиком по неволе крест целовать, и ко кресту приводить самим, хотя кто и меньши дватцати лет. А меньши пятинатцати лет никому креста не целовать, а целовати за них крест тем, кто за них в суде будет. А наемным людем и подставою креста не целовать, и ко кресту не приводить никоторыми делы.

Статья 6.
А быть у крестнаго целованья дворянину да подьячему, для береженья из сотен целовалником. А крест целовати исцом и ответчиком в своих искех в сентябре, в октябре со 2-го часа по 6-й час дни; в ноябре, в декабре, в генваре, в феврале с 1-го часа по 5-й час дни; в марте, во апреле, в мае, во июне со 2-го часа по 7-й час дни; во июле, во августе с 3-го часа по 6-й час дни; а после указных часов и в вечере креста не целовати. А велети исцом и ответчиком у крестнаго целованья ставитися три дни. А которые люди истец или ответчик у крестнаго целованья на третьей ставке не станет самовольством, без челобитья, или и станет, да во указныя часы креста не поцелует, или кто кого в те часы ко кресту не приведет, и того тем обвинити.

Статья 7.
А которые люди учнут на ком искати своих исков, а в жалобе напишет того самого, до кого ему будет дело, до человека его имянно, и ответчик возмет на душю человеку своему, и имя тому человеку скажет, и в таком деле крест целовати ответчикову тому человеку, которой его человек будет в жалобе написан, а не тому, кого тот ответчик в суде имянем скажет.

Статья 8.
А которые исцы ищут на ответчиках рублев трех сот и больши, а на суде даст ответчик на душю исцу, и в том иску крест целовати одному человеку, кому ответчик поверит. А будет ответчик возмет на душю своему человеку, и в человеке дати на волю исцу, кому истец поверит. А кто на ком ищет не сходя с суда по двум или по трем челобитным разных исков, а ответчик в тех во всех искех возмет себе на душю, или даст исцу на душю, а опричь веры крестнаго целованья тех дел вершити будет нечем, и в тех искех ответчику, или исцу крест целовати во всяком иску порознь.

Статья 9.
А кто крест поцелует, или кто кого ко кресту приведет не на правде, и сыщется про то допряма, и тем людем за то чинити жестокое наказание, против того, как о том писано выше сего в суде о крестьянех.

Статья 10.
А в правилех Святых Отец про крестное целование написано. Будет крестьянин крестьянина напрасно приведет к крестному целованию, и велит крест поцеловати, и он крест поцелует на том, что он прав, и таковаго по нужди кленьшагося великий Василий на шесть лет запрещению подлагает, сиречь от церкве отлучает, по осмьдесят второму правилу своему.

А будет велможа крест поцелует, или велит кому иному крест поцеловати накриве, и таковых священником в церковь Божию не пущати и в домы их не приходити, и Божественаго пения в домех у них не пети. А будет поп учнет в чьем нибуди дому Божественое пение пети, а такия ротники, которые учинили крестное целование накриве, тут же будут, и их из тоя храмины вон выслати. А кто крест поцелует накриве, и тому великий Василий в шестьдесят четвертом своем правиле полагает запрещение на десять лет, два лета да плачется, три лета да послушает Божественных Писаний, четыре лета да припадает, и едино лето да стоит с верными и потом Божественнаго причащения причастится.

О томже царя Льва Премудраго новая заповедь 72-я повелевает кленущемуся во лжю язык урезати, аще после обличен будет. А кто покаяния просит, и поп даст ему заповедь на та лета, в понедельник, в среду, и в пяток единою днем ясти хлеб с укропом, во вторник же и в четверток дважды с варивом без масла. И того ради подобает отцем духовным детей своих духовных поучати и наказовати страху Божию, и чтобы промежю себя и в соседстве жили любовно, не крали, и не разбивали, и не ябедничали, и на лжи не послушествовали, и чюжаго не восхищали, и сами не обидили, и скверными речьми не укорялися, и накриве бы креста не целовали, и именем Божиим во лжу не ротилися и не клялися, занеже православным християном крестное целование ротою и накриве в конец отречено бысть священными правилы, но вдан от Христа християном крест на освящение и просвящение и на отгнание врагов видимых и невидимых, и того ради православным християном достоит святому кресту верою покланятися и истинною, и чистотою, и того честнаго креста целовати со страхом, и с трепетом, и с чистою совестию, и целуяй тако крест освящает себе и от болезни и от недуг всяческих исцелевает. А не верою и не истинне на лжи целуяй крест, и той бо лжи обещник есть, и не исцелно вреждает себе, и по Писанию яко христоубийца вменяетца таковый поругатель честному кресту. Всего злее преступати крестное целование, и целовати святыи крест, или икона Святыя Богородицы, или иного Святаго образ. Се бо видев Захария пророк, сходящ серп огнян с небесе на землю, и вопроси, что есть Господи серп сей; и рече, гнев Божии есть, посылается от руки Божия на тех, иже ходят накриве к роте, да поженет пламень их, и душа предастся огню негасимому.

Да и в выписях к крестному целованью сию статью из правил Святых Апостол и Святых Отец по всем судным делам писать, и велеть тое статью у крестного целованья подьячим вычитать истцам и ответчиком при многих людех вслух, чтобы про то всякие люди ведали, как про крестное целование в правилех Святых Апостол и Святых Отец написано.

А которые люди к кому приставят не в больших искех, в рубле или меньши рубля, и тем давати к и(ы)ску их жеребей. А кто учнет искати болши рубля, и в том иску давати крестное целование.

Источник http://ru.wikisource.org/wiki/%D0%A1%D0 ... 0%B4%D0%B0


Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 926
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

След.

Вернуться в Учения общепризнанного христианства

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron