Масонство

Здесь можно обсуждать учения религиозных групп, которые по тому или иному признаку не подпадают под вышеперечисленные группы.
Правила форума
Уважение и толерантное отношение к собеседнику обязательно.
Резкая критика и враждебные выпады в сторону собеседников и их верований не приветствуются.
Сообщения явно провокационного и враждебного содержания по отношению к собеседникам и их верованиям не приветствуются.

Re: Масонство

Сообщение Станіслав » 01 апр 2012, 19:35

Вот интересная статья

Расселл масоном не был.

Разве не знаете, что вы - храм Божий и дух Божий обитает в вас? Если кто уничтожит храм Бога, Бог уничтожит того; ибо храм Бoгa свят, и этот храм - вы. (1 Коринфянам 3:16,17, перевод "Нового мира").

"Расселл был масоном" - пишут уважаемые публицисты. "Расселл принадлежал к высшему градусу масонства" - утверждают другие. Простому читателю ничего не остаётся, как верить их авторитету и праведно негодовать по поводу такого коварства основателя религии, которая сейчас известна, как "Свидетели Иеговы".

Действительно, как отмечают некоторые исследователи, к такому выводу можно придти уже на основании масонских символов, которыми были наводнены издания созданного Ч.Т.Расселом Общества "Сторожевая башня". Если сюда ещё прибавить то, что Расселл, на протяжении всей своей жизни, интересовался Великой пирамидой в Гизе, так же как и представители масонства, и если учесть его желание установить на своей могиле памятник, выполненный в масонской символике в виде всё той же пирамиды, то напрашивается вполне очевидный вывод - Расселл был масоном.

Но вывод то напрашивается, да только больше этого "напрашивания", на основании определённых эстетических запросов Расселла у нас ничего и нет. Если не считать страстного желание исследователей жизни "пастора" и его противников найти нечто с ног сшибающее и сенсационное.

Но ни свидетельств очевидцев, ни каких-то документов, которые бы подтверждали масонство Расселла у историков попросту нет. Нет ровным счётом ничего, если не считать одного заявления, которое Ч.Т.Расселл сделал на конгрессе Международных Исследователей Библии (МИБ) в 1913 году, где он заявил: "Я вольный каменщик".

Заявление это позвучало в его речи, которая была опубликована, дословно, в Специальном Отчете о конгрессе МИБ под названием “Храм Бога” на стр. 120-127 (этот Отчёт можно найти на сайте Рэндела Ватерса (Randall Watters) - www.freeminds.org).

Упомянутое выше высказывание Расселла, и используют некоторые исследователи, чтобы сделать следующие, на первый взгляд вполне разумные заявления:

"…Чарльз Рассел также был масоном. Первые собрания так званых свидетелей Иеговы в США проходили в масонских храмах. Рассел не только принадлежал к одной из масонских лож, но в своих храмовых речах он проводил параллели между масонами и основанным культом." (П. Павлюк , "Тайная архитектура").

"...первые два президента Общества Сторожевой Башни Рассел и Рутерфорд были масонами. Основатель Ч.Т. Рассел использовал масонские символы "крест в короне", "крылатое солнце", "башня крепости" и "пирамиду", которую он тщательно "изучал". Свидетели Иеговы имеют внутреннюю структуру посвящения аналогичную масонской. Учение о земном раю также отчасти соответствует масонскому новому мировому порядку и др." (И. Скерцо, "О всех сектах сразу")

Далее, на основании этих "доказанных" фактов, и учитывая недавнее заявление главного редактора израильской газеты «Джерузалем пост»Давида Горовица, сделанное им в его в книге "Пастор Чарльз Рассел. Христианский сионист Америки" (Pastor Charles Russel. American Cristian Zionist) о том, что Расселл был сионистом (1), некоторые спешат выдвинуть идею заговора с участием Расселла, во главе которого стоял никто иной, как сам Ротшильд, и целью которого было - создание государства Израиль на палестинских землях, т.е. в границах исторической родины израильтян. Это стало реальностью в 1947 году, а значит уже одно это, вроде бы, позволяет говорить о действительности такого заговора.

Но опять "вроде бы" и не более того.

Но, чтобы придти к какому-то заключению и нам недостаточно просто посмяться над всеми этими утверждениями, и поставив точку, утверждать, что мы правы, и Расселл не был масоном. Надо привести факты того, что он таковым не являлся. И нам в этом отношении легче, потому что в этой ситуации не требуются документы о том, что "господин Расселл никогда не являлся масоном". Нет нам нужны прямые утверждения Расселла о том, что он не был масоном, только по той простой причине, что этого будет достаточно. Почему? Да, только потому, что это в наше время Свидетелям Иеговы нужно было бы скрывать своё масонское происхождение, из-за многих фактов антихристианской деятельности масонов, но во времена Расселла, не столь далеко ушедшие со времён Войны за Независимость в США, масоны пользовались заслуженным уважение, как основатели государственности этой страны. Поэтому, если когда-то Расселл был бы масоном, он не стал бы это скрывать, но при соответствующем случае подтвердил бы это.

И этот случай представился однажды, когда, как было сказано выше, один из конгрессов Международных Исследователей Библии (так тогда назывались последователи Расселла) проходил в здании бывшего масонского храма, которое было куплено Watch Tower Bible and Tract Society of Pennsylvania для своих нужд. Вот тогда Расселл и упомянул старых хозяев, но не для того, чтобы признаться, что он так же из их среды, а чтобы используя понятие "масонство", развить аллегорию по этому случаю, далеко идущую в описании духовного Храма, присутствия Христа и той роли, которую он приписывал себе и своим сторонникам, как участникам грандиозного строительства Царства во главе с главным Мастером, т.е. Иисусом, Сыном Бога.

Вот и всё что можно было бы сказать, но мы постараемся, всё-таки коротко разобрать упомянутую речь Расселла и подтвердить эти утверждения.

Итак, свою речь Расселл начал с того, что сказал, на основании 1 Коринфянам 3:17, следующее:

"Моя тема в течение этого дня, дорогие друзья, найдена в словах Апостола, "храм Бoгa свят, и этот храм - вы".

Эти слова явились лейтмотивом всей расселловской статьи. Далее используя образ и понятие храма Расселл развивает мысль о том, что те, кто сами являются "храмом Божиим" должны блюсти святость и быть "рыцарями" этого храма. А так как в масонстве очень уважается как раз орден рыцарей-тамплиеров, существовавший в Средние века, а так же всё, что связано с Первых или соломоновым храмом, включая образ его строителя Хирама, то, естественно, это является тем общим, что роднит Расселла и его последователей с масонами. Но не более того, - это только общность символики, терминологии и исторического наследия определённой направленности.

Поэтому-то Расселл и говорит, что "он так же вольный каменщик", ведь он вообще относит к себе и своим последователям слова: "Вы Храм Божий"!

Поэтому это его утверждение должно вызывать вопросов больше нежели его "возглас":"Я масон". Это, как было уже отмечено, не столь уж и странно, учитывая контекст этого заявления.

Да, самовольное присвоение себе титула "Храма Божия" - вот факт для исследования, потому что после такого заявления понятно, что те бедные масоны, тамплиеры (рыцари храма) являются ничем по сравнению с Расселлом и его единомышленниками. Последние - это уже не просто люди, а "живые камни храма".

Не думаете ли вы, что обращать внимание надо на это утверждение Расселла, а не на его слова о мнимом масонстве? Именно поэтому в данной речи Расселл так благодушен ко всем - и к баптистам, и к лютеранам, и даже, к католикам, естественно, - к масонам? Просто Расселлу уже нечего с ними делить, - он всё равно несравнимо выше их, и как "Божий храм" занимает более высокое положение.

Имея такую уверенность, будешь благодушен и снисходителен. Поэтому то Расселл в начале статьи называет друзьями пресвитериан, и методистов, баптистов и католиков, универсалов и представителей англиканской церки, наравне с масонами, он пишет о том, что их всех объединяет - масоны и другие имели “крупицы истины”.

Как это непостижимо и удивительно для современных Свидетелей Иеговы!

Представьте на секунду, что в журнале "Сторожевая башня" говорится, что на протяжении веком "истина была сохраняема по крупицам в каждой конфессии, иначе бы они просто не существовали, но были бы Богом устранены". Как вы думаете, возможно ли это для современного ОСБ? Но для Расселла это было реальностью и одним из его основных представлений о христианстве. Это утверждение Расселла также гораздо важнее, чем все эти туманные намёки о масонстве.

Он пишет о различных учениях христианских конфессий :

"...мы помним, что мы имели очень похожие с ними мысли и не так уж давно; однако не находя их несостоятельными, мы рады, что мы приходим к пониманию более разумного и гармоничного пути...”

Именно поэтому Расселл говорит и о масонах также, как и о христианских конфессиях, т.е. делая упор на общее, и не заостряя внимание на противоречиях:

“Я очень рад этой особой возможности сказать слово о вещах, в которых мы согласны с нашими масонскими друзьями, так как мы говорим в здании, посвященном масонству и мы также масоны. Я Свободный масон. Я свободный и признанный масон... Итак, и я свободный и признанный масон. Я также думаю, что и мы все. Но не совсем в том стиле, что наши масонские братья. У нас нет с ними раздоров. У меня нет намерений говорить что-либо против масонов, и я даже могу быть признательным, что существуют определенные очень точные истины, разделяемые нашими масонскими друзьями. Я говорил им иногда об этом, а они спрашивали, КАК ты можешь знать обо всем этом? Мы полагали, что никто не мог знать обо всех этих вещах, кроме того, кто имел доступ к нашей высшей логике (или знаниям)”.

Итак, Расселл называет и масонов и католиков и представителей других конфессий христианства друзьями! Однако это не означает, что он сам католик или масон. Это просто его личное отношение к представителям этих религий и организаций.

Разобравшись с началом этой "исторической" статьи, мы выполнили основную часть нашей работы, т.к. мы определили контекст всех дальнейших утверждений Расселла и его мотивы. Всё остальное в данной статье интересно только потому, что оно подтверждает сделанные выводы о непричастности Расселла к масонам, точно так же, как и к католикам, методистам или пресвитерианцам.

О чём же говорит далее Расселл в этой статье, и вообще какие основные идеи он выдвигает в этой "беседе"? Давайте обобщим это для того, чтобы предать "результативность" этому исследованию, а не ограничиватьяс только отрицанием чего-то несущественного.

Итак, прежде всего подчеркнём то, что мы уже отметили и пойдём далее.

Во-первых, Расселл говорит о том, что истина была сохранена по крупицам в каждой христианской конфессии, только поэтому Бог их сохранил. Таким образом, все христианские конфессии, и даже масоны имеют в своих учениях "крупицы истины".

Во-вторых, он, естественно, ставит себя выше масонов, так как он обладал “большими” тайнами, чем они, полученными от самого Господа!

В-третьих, он объясняет, что, говоря о том, что он масон, он имеет ввиду "библейское масонство:

"Мы собираемся обсудить свободное и признанное масонство – Библейское Масонство, мои дорогие друзья”.

В-четвёртых, он разделяет масонскую теологию, которая не признает библейский взгляд на Иисуса Христа:

“...вы знаете, что Верхушка Пирамиды является совершенной сама по себе, и все камни ниже просто проходят вдоль линии, идущей от верхнего камня; и верхний камень – это то, что Библия называет Иисусом – главным краеугольным камнем”.

Здесь видно, что Расселл просто перепутал "систему координат", т.к. ясно, что в Библии Христос - это камень основания, краеугольный камень, но не камень в вершине какой-то пирамиды!

В-пятых, Расселл путает свою собственную "теологию" пирамиды и христианской "теологией" храма Божьего, и ошибочно сравнивает этот храм с масонским:

“Храм не будет завершен до того, пока каждый живой камень не будет там. И что потом? Дальше будет то, что наши масонские друзья делают так много, и то что, мы делаем так много, а именно: прославление храма. Это важная вещь в масонстве. Это подобно тому, как мудрый Соломон – прообраз Иисуса – предложил жертву, и как Бог принял ее, и как слава Господа вошла в Храм. Точно также и наш Храм, Церковь в славе, не будет Храмом Бога, пока Небесный Отец сам не признает его.”

В-шестых, Рассел также ошибочно сравнивать небесное правление, т.е Царственное Священство с орденом Рыцарей Храма, т.е. с тамплиерами - антихристианской организацией, которую масоны взяли в качестве примера для своей структуры:

"Но я сейчас говорю об этом великом ордене масонства, в котором Иисус – Великий Мастер. Этот Орден должен начать действовать особенным путем. Есть определенные условия – низкие врата, узкий путь, трудная дорога.”

В-седьмых, Расселл развивает теорию о благословенности "малого стада", как духовных масонов и их оправдания через искупительную жертву Христа. Он пишет о таком члене "малого стада" или духовном масоне следующее:

"...все его прошлое покрыто кровью (имеется в виду искупительная кровь Христа, автор); Иисус сделал его полноценным. Он принят как член этого духовного масонства. Благодарение Богу! Всем этим духовным масонам следует знать друг друга, но не во плоти, а в духе.”

В-восьмых, Рассел вводит понятие о второстепенном классе христиан, который не является Царственным Священством, но всё-таки идёт на небо. Он называет этот класс - “Великое Общество”. В дальнейшем, это учение Расселла получило своё продолжение в учении Общества "Сторожевой башни" о "великом множестве", которое будет жить в раю на земле - т.е. в антихристианском учении о двух классах христиан с разной надеждой, а значит с разной степенью "полноценности".

И здесь следует отметить, что на странице 121 Расселл делает самое существенное заявление по поводу того был ли он масоном. Он ясно заявляет, что он масоном никогда не был, говоря:

“Хотя я никогда не был масоном, но я слышал, что в масонстве имеется кое-что, что очень близко иллюстрирует все это.”

Подчёркивая: "всё это", - Расселл имел ввиду те свои учения, которые были упомянуты нами выше.

Итак, представляется совершенно очевидным доказанный факт, что Расселл никогда не был масоном, но один раз так назвал себя используя свои обычный метод образно-аналогового объяснения своих учений.

Я считаю, что с точки зрения современности, такой шаг являлся бы довольно глупым, но для 1913 года использование такого способа доказательства своей правоты не представляется рискованным или необоснованным. По крайней мере, один вывод к которому мы должны придти, заключается в том, что недопустимо в публикациях, посвящённых Обществу "Сторожевой башни" продолжать утверждать, что его родоначальник Ч.Т.Расселл был когда-то масоном. Для такого утверждения нет фактов, а основанием может служить только экстравагантность поступков и слов самого "пастора".

Итак, всё дело в том, что Расселл считал себя выше масонов, не не относился к ним достаточно серьёзно, чтобы их учения могли конкурировать с его же собственными, кроме того, он был уверен в том, что он обладает гораздо лучшим пониманием библейской истины, и этим пониманием его наделил сам Бог.

Поэтому не может быть и речи, что в 1913 году, - через 34 года после создания в 1879 году (появление первого номера журнала "Сторожевая башня"), по сути дела, своей собственной религии, и через 29 лет после регистрации в 1884 году Общества Сионской сторожевой башни и трактатов в Пенсильвании, ставшей объединяющим центром Международных Исследователей Библии, - вдруг Расселлу приходит в голову мысль вступить в ряды какого-то масонского ордена. У него для такого поступка не было никаких ни объективных ни субъективных предпосылок.

Ну, а о том, что он не стал масоном до 1913 года, т.е. на момент произнесения речи "Храм Бога", Расселл заявил конкретно и ясно в указанной речи.

Следует подумать и о том, что Расселл был одним из самых публикуемых авторов начала двадцатого века, т.е. человеком популярным, чьи взгляды были широко известным общественности. По данным из книги "Возвещатели Царства" на странице 561 следует, что "в газетах...задолго до Первой мировой войны брат Расселл регулярно публиковал свои проповеди, и вскоре они стали распространяться очень широко. Проповеди печатались одновременно более чем в 2 000 газет, которые читали 15 миллионов человек в Австралии, Великобритании, Канаде, Соединенных Штатах и Южной Африке".

Действительно, во всём мире было трудно найти более читаемого главу какой-то конфессии или религии, не говоря уже о масонских организациях. Расселл был "на виду". Поэтому было бы трудно скрыть от широкой общественности какие-то факты его биографии - журналисты непременно бы об этом написали, но таковых фактов не было.


Источник http://www.jwforum.name/apol/apol_christ/rassell.htm
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 945
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Re: Масонство

Сообщение Станіслав » 01 апр 2012, 19:43

И ещё здесь на тему Рассел масон? http://www.jwforum.name/apol/apol_christ/freemason.htm

"Я - вольный каменщик".

" I am very glad to have this particular opportunity of saying a word about some of the things in which we agree with our Masonic friends, because we are speaking in a building dedicated to Masonry, and we also are Masons. I am a Free Mason." Charles Taze Russell. (The Temple of God-Pastor Russell page 120)

"Я очень рад иметь эту возможность говорить о некоторых вещах, в которых мы согласны с нашими Масонскими друзьями, поскольку мы говорим в Масонском храме, и мы также - Масоны. Я - вольный каменщик." Чарльз Тейз Расселл. (Храм Бога - пастор Расселл, страница 120)

Итак, многих, кто интересуется тематикой Свидетелей Иеговы, сейчас беспокоит такой вопрос: "Был ли основатель религии Свидетелей Иеговы Чарльз Тейз Расселл масоном?"

Очень многие исследователи жизни и "творчества" Ч.Т.Расселла в США и странах Западной Европы обращают внимание на его речь, сказанную им в бывшем масонском храме в 1913 году (вероятно, на конгрессе Исследователей Библии, на котором присутствовали делегаты из 35 стран), в которой он произнёс слова, ставшие заголовком этой статьи: "Я - вольный каменщик". Эти слова можно перевести и как: "Я - масон", потому что здесь банальная игра слов, ибо слово "mason" в переводе означает "каменщик", а без перевода ассоциируется само с собой - масон, т.е. представитель тайной антихристианской организации, берущей своё начало в традициях средневековых строителей храмов.

Правда в оригинале стоит "I am a Free Mason", что буквально означает, учитывая то, что слово Free - свободный набрано в первоисточнике курсивом, что Рассел буквально говорит: "Я - свободный масон (каменщик)", но это исключает перевод: "Я - масон", что указывает на аллегорический смысл этого утверждения.

Вышеупомянутая статья была опубликована в специальной выпуске Общества "INTERNATIONAL BIBLE STUDENTS ASSOCIATION, Brooklyn, New York, U.S.A" (которая в свою очередь является дочерней организацией главной корпорации Свидетелей Иеговы WATCH TOWER BIBLE AND TRACT SOCIETY OF PENNSYLVANIA) под названием "Беседа пастора Расселла - "Храм Бога" на страницах 120-127 выпуска.

Вы можете сами ознакомиться с этой статьёй на сайте - http://www.exjws.net/museum/masonry.htm

Здесь вся "беседа" в файле.

Чтобы понять значение слов Расселла о том, что он является вольным каменщиком, необходимо знать, что помещение, в котором выступал в 1913 году Ч.Т.Расселл было приобретено Обществом Watch Tower у одной из масонских организаций. Поэтому то Расселл и говорит, что это здание было когда-то масонским храмом (но оно не было таковым в момент произнесения речи).

Далее его речь развивается в том же иносказательном ключе - он говорит, что все те кто пришли в этот зал - масоны, и он сам - свободный масон (вольный каменщик). Затем в процессе речи он уже объясняет значение этого утверждения, показывая, что это сказано образно для того, чтобы провести некоторые аналогии, роднящие его (Расселла) и Watch Tower с масонами и их методами постижения "истины".

В этом то и трудность ситуации, которой неприминули воспользоваться некоторые критики Расселла, записав его в масоны категорически и безприкословно. Не остался в стороне от этого процесса и я, сочтя уже одно произнесение этих слов достаточным для отнесения Чарльза Тейза в славные масонские ряды.

А, что же хотели сторонники уважаемого Чарльза Расселла, ведь если кто-то называет себя как-то, то часто видят именно это, а не хитросплетённые доказательства обратного, могущие обильно присутствовать во всей дальнейшей статье, книге, поэме или другой литературной форме? Что же хотят его сторонники? Дифирамбов, восхвалений, канонизации до уровня апостола? Или молчаливого обожания, подобострастия и панического страха не угодить его неуспокоенной тени, т.е всего того, что так будоражит их самих и не даёт спокойно реагировать на всякого рода критику в его адрес - ВЕЛИКОГО И СТРАШНОГО ГУДВИНА СТРАНЫ ИЗУМРУДНЫХ БАШЕН - нынешнего Общества Watch Tower? Надо бы им найти ответы на эти вопросы. Но, а мы продолжим наше исследование.

Уже неоднократно говорилось о том, что для "украшения" своих публикаций Ч.Т.Расселл использовал масонские символы. Однако, для украшения ли? Очевидным представляется тот факт, что он использовал ту символику масонов, на которую имел право, как её правообладатель. Но это всё-таки не единственная причина. Возможно, банальное "нарушение авторских прав", как сказали бы юристы сегодня.

Итак посмотрим некоторые образцы таких украшательств, а, может быть, и законного использования. Например, на обложке журнале "Сторожевая башня" с 1891 по 1931 гг. присутствовал символ "крест и корона" (книга "Возвещатели Царства", стр. 200). Посмотрите, например, на обложку журнала за 1928 год - в левом верхнем углу "крест и корона":

Как говорится в это же публикации Свидетелей Иеговы, "долгое время Исследователи Библии" (так назывались Свидетели Иеговы до 1931 года, авт.) в качестве отличительно знака носили крест с короной". Особенно в 20-е годы 20 столетия, т.е. уже после смерти Расселла. Что довольно странно, если учитывать его предположительное масонство.

Вот изображение этого знака или броши (так о нём говорилось в "Сторожевой Башне за 01.01.2000 г., стр.9, авт.) взятое из книги "Возвещатели", страница 200:

Сравните теперь эту "брошку" с нагрудным знаком масонов из Техаса:

Идентичность совершенная. Не может быть и речи о случайном совпадении или каком-то "украшательстве". Некоторые могут придти к следующему выводу: и Свидетели Иеговы и масоны Техаса принадлежали к одной и той же организации!

Как признаются сами же масоны, этот символ (крест и корона) принадлежит масонам Йорского и Шотландского обрядов рыцарей Тамплиеров (http://www.theforbiddenknowledge.com/ha ... 0Protected ):

"The Cross and Crown may be said to be confined almost exclusively to the historical degrees in Masonry as exemplified in the various orders of knighthood of York and Scottish rites. In Gaul we find the cross to have been a solar symbol when it had equal arms and angles; to the Phoenicians it was an instrument of sacrifice to their God, Baal; and to the Egyptians, the crux ansata was his symbol of eternal life." (Ray V. Denslow, Masonic Portraits, Transactions of this Missouri Lodge of Research, vol. #29, p.7---emphasis in the original)

Поэтому то и возникают предположения, что Ч.Т.Расселл достиг именно в этом обряде, распространённом в США, самых высоких градусов или степеней посвящения. Взгляните на приведённый ниже график масонской структуры Йоркского обряда рыцарей Тамплиеров - (http://www.theforbiddenknowledge.com/ha ... ucture.jpg):

Что вы видите? Да, символом 32 или 33 степеней (градусов) посвящения является "крест и корона".

Видя и сравнивая всё это некоторые и предполагают невероятное для Свидетелей Иеговы: Ч.Т.Расселл был тамплиером Йоркского обряда масонов США самой высокой степени посвящения.

А иначе, почему, он мог использовать эту эмблему? Ведь следует учесть, что в американском обществе и в то время уже существовало понятие о товарном знаке и авторских правах, тем белее такая могущественная структура, как масонство США, вряд ли позволили бы какому-то самозванцу использовать символ их высшего посвящения.

Всё это ждёт своего более тщательного исследования прежде чем будут сделаны однозначные выводы.

Однако, имевшее место личное утверждение Расселла о том, что он рассматривает себя как масона, хотя и масона библейского, т.е. в иносказательном смысле, а так же используемая им символика, позволили некоторых исследователям деятельности Расселла и особенно его противникам утверждать, что он был масоном 32 или 33 степени посвящения.

Более того, такое утверждение вроде бы согласуется с историческими фактами и позволяет понять, почему у созданной "масоном" Расселлом религиозной организации, известной сейчас как Свидетели Иеговы, всегда была антихристианская направленность, почему "масон" Рассел прилагал все усилия для того, чтобы уничижить Господа Иисуса Христа, низведя его до уровня Михаила Архангела, почему у "масона" Расселла была такая тяга к таким оккультным вещам, как Египетские пирамиды, почему "масон" Расселл так любил заниматься магией цифр и предсказаний будущего.

Создаётся впечатление, что всё это происходило по одной простой причине, и по другому быть и не могло, так как "масон" Расселл выполнял "заказ" своих масонских руководителей, и его убеждения были основаны на тех "истинах", которые были внедрены в его голову масонскими учителями.

Правда ли это, или такая личность, как Ч.Т.Расселл не нуждался в чьём-то руководстве, но, как губка впитывал посторонние идеи, аккуммулируя их в свои учения, всё переосмысливая и выдавая за "истину"?

Так или иначе, у сторонников масонства Расселла есть некоторые аргументы в пользу этого (здесь не разбирается, например, надгробный памятник Расселла в форме пирамиды с масонскими символами, сооружённый рядом с современным масонским храмом), но прямых доказательств, для серьёзного исследователя, пока нет.
Аватара пользователя
Станіслав
Старожил
 
Сообщения: 945
Зарегистрирован: 02 мар 2012, 14:43
Откуда: Украина
Верования: Христианство
Конфессия: Внеконфессиональный
Пол: Мужской

Re: Масонство

Сообщение Татьяна » 02 апр 2012, 17:46

Вот еще нашла о массонах:

Развитие масонства в Англии. «Невидимая философская коллегия». «Сократовское общество»
Описанные общества франк-масонов, всецело пропитанные еще духом старых ремесленных братств, в идейном отношении мало соприкасаются с позднейшим масонством. Более тесной была его идейная связь с философским и социально-реформаторским движением XVII века – с теми тайными и полутайными кружками ученых и утопистов, которые были так типичны для этой эпохи.
Не все в них было пустой фантастикой, пережитком далеких эпох: в туманной мистике и загадочных символах, бывших данью культурным особенностям момента, скрывалось здоровое зерно свободной мысли, прокладывавшей себе путь через лес церковной схоластики и фанатизма, обессиленная десятилетиями конфессиональных войн, она была еще слишком слаба, чтобы доверху открыть перед врагом свое забрало, и глубокими корнями слишком тесно соприкасалась с вековыми воззрениями народа, чтобы сразу облечь себя в современное платье.
Этим стремлением были проникнуты и все утопические романы XVII века.
Уже в самом раннем из них – в «Описании христианской республики» (1619 г.) автора «Химического брака» Андрэ – видную роль играет «Академия естественных наук», а в планах ученика его Комениуса (Амос Комениус – 1592–1671–известный педагог и вождь современного ему гуманитарного движения. В 1641 году он, по приглашению Долгого Парламента, приезжал для организации протестантских школ и в Англию) «универсальная коллегия» ученых занимает уже центральное местодорога «света» (Via Lucis) идет к нашему сознанию через 7 ступеней – отказ от брака, общение друзей, публичные празднества, школы, печать, мореплавание и седьмую ступень, возвещающую «всеобщее возрождение»: она осуществляется работой «универсальной коллегии благочестивых и даровитых людей всех стран», орудия ее – «универсальные знания» (пансофия, панистория и пандогматика) и «универсальный язык», раз в год она устраивает в пределах Англии общие съезды, «Храм Мудрости», воздвигаемый ею, строится по принципам самого Верховного Строителя (Бога) и открывает свои двери для «всех, рожденных людьми».
Близкими Комениусу идеями было проникнуто и посмертное произведение Бэкона «Новая Атлантида» (изд. в 1638 году). На далеком острове Бензалем живет неизвестный доселе европейцам христианский народ, он обращен из язычества путем чудесного откровения, через 20 лет после вознесения Христа. Самым замечательным учреждением острова является «Орден Соломонова Храма», или «Коллегия дней творения», стремящегося к духовному обогащению человечества и к усилению его власти над природой, тайные эмиссары коллегии – так называемые «коммерсанты света» – разъезжают в поисках знания по всей земле, их товарищи – «плагиаторы» и «коллекторы» – собирают знания в книгах и в технической практике; «пионеры» занимаются научными экспериментами, «компиляторы» и «эвергеты» систематизируют и классифицируют добытый материал и т.д. – законченная система научной работы, план универсальной академии наук.
Скромное начало практическому осуществлению всех этих планов было положено в 1645 году основателем кружка Лондонских и Оксфордских профессоров, или «невидимой философской коллегии», как называет кружок в своих письмах один из главных основателей его Роберт Бойль. Во время революции кружок пришел в упадок и возродился лишь в 1662 году в виде «Королевского Общества Естественных Наук».
«Акт о веротерпимости», изданный Парламентом после изгнания Стюартов (1688 год), кроме католиков исключал из числа полноправных граждан и «атеистов», которыми назывались тогда все сомневающиеся в истинности традиционных религий, хотя бы и признающие существование Бога. К числу таких вольнодумцев принадлежалии сторонники «разумной религии» – деисты.
Поколения, выросшие в Англии после революции 1688 года, вообще более решительно, чем предыдущие, порывали со стариной, и в области религиозной критики шли гораздо дальше протестанских филантропов первой половины столетия: молодые философы вроде Шефтсбери (1671–1713) и Толанда (1670–1722) не останавливались перед критикой самых основ христианства, и на место библии выдвигали отвлеченный человеческий разум.
Их было немного: господствующие классы опасались их «разрушительных» идей, народные массы их не понимали.
Вождь деистов Джон Толанд на горьком опыте убедился в невозможности открытой пропаганды своих идей: его «Христианство без тайн» было уничтожено рукой палата, а сам он бегством спасся от неминуемого ареста.
Создавалась почва для новых эзотерических учений и нового поворота к символизму. Последнее, анонимно изданное в 1720 году, сочинение Толанда – «Пантеизм» написано уже туманным символическим языком, и опять выдвигает, известную со времен розенкрейцерства, фикцию тайного общества: «Сократовское общество» пантеистов процветает в Амстердаме, Париже, Риме, Венеции, Лондоне, поддерживая культ «трех величайших благ мудреца – Здоровья, Свободы и Истины», особый ритуал – «сократовская литургия» – служить прославлению великих мыслителей с Сократом во главе, но и из их памяти уже не делают кумира: идейный прогресс достигается усилиями свободного от всяких оков и авторитетов ума…
Франк-масонский орден – потомок старого масонского братства – возник не раньше второго десятилетия XVIII века, и основателями его были люди, вовсе не задававшиеся широкими реформаторскими и философскими целями.
Первые Великие ложи возникли в Англии в более мирную эпоху, когда огромное большинство людей высшего и среднего класса не помышляло уже ни о чем, кроме отдыха от бесконечных смут и борьбы предшествующих десятилетий. С водворением новой династии жизнь страны входила в мирное русло: все нужное для ее спокойствия казалось достигнутым. От былого увлечения политикой осталась лишь простая склонность к общественности, привычка находиться среди людей. Развилась страсть к разного рода кружкам и клубам.
Одной из таких великосветских и просто светских организаций явился, по-видимому, и орден свободных каменщиков.
Остатки «почетного франк-масонского общества» в начале XVIII столетия сохранились еще и в Лондоне, и в других английских городах. Ореол старины, окружавший их, и легендарная история масонства привлекли к ним внимание, соблазнили на попытку использовать их для организации интересного клуба.
Андерсен, автор «Новой Книги масонских конституций» во втором издании ее, вышедшем в 1738 году, следующим образом рассказывает об основании «Великой Лондонской Ложи»: «После торжественного въезда в Лондон короля Георга 1 и усмирения в 1716 году восстания (восстание 1715 года, произведенное „якобитами“, или сторонниками династии Стюартов (от имени Якова II и его сына Якова III) несколько Лондонских лож решили сплотиться вокруг одного Великого Мастера (Гроссмейстера), как центра единения и гармонии. Это были – ложа „Гуся и Противня“, ложа „Короны“, ложа „Яблони“ и ложа „Виноградной Кисти“ (название таверн, в которых они собирались)… Было решено устраивать ежегодные собрания всех четырех лож и каждые три месяца – собрания Великой Ложи, т.е. всех должностных лиц каждой ложи во главе с великим мастером и великими надзирателями…»
«В ожидании чести увидеть во главе всего общества представителя благородного сословия» Гроссмейстера выбрали пока из своей среды. «В день Св. Иоанна Крестителя» ( в 1717 году) в таверне «Гуся и Противня» состоялся первый общий банкет франк-масонов: «Старший мастер, занимавший председательское кресло, предложил собранию лист кандидатов и большинством голосов были выбраны – дворянин Антон Сойзр великим мастером, а капитан Джордж Элиот и столяр Яков Ламболь – великими надзирателями…»
Раньше других обратили внимание на вновь ожившую масонскую организацию члены Королевского Общества, вероятно заинтересовавшиеся ею и с археологической, и с социальной точки зрения. Первым из них примкнул к масонству доктор прав и придворный принца Уэльского – Теофиль Дезагюльэ, в 1719 году, выбранный третьим по счету Гроссмейстером Великой Ложи, в 1721 году его примеру последовал доктор Стэкли, – соблазненный, по его собственному признанию, надеждой открыть в масонстве пережитки античных мистерий, – а вскоре после него еще один член Королевского Общества, скрывавшийся под псевдонимом Филалет.
«Филалет известен как автор предисловия к вышедшему в 1722 году английскому переводу одного алхимичного трактата (О долговечных людях), предисловия очень характерного как для тогдашнего масонства, так и для успевших создаться вокруг него толков. В масонах видели уже носителей великих тайн – новый вид „розенкрейцерских братьев“, а с другой стороны подозревали атеистов и политически опасных людей. Несмотря на некоторый шум, успевший уже создаться вокруг масонства, в момент вступления в него Стэкли оно представляло собой еще очень скромную величину – было численно невелико и не привлекало новых членов: по словам Стэкли в его дневнике, прием его в Лондонскую ложу было первым за несколько лет случаем принятия в масонство нового члена, и для выполнения вступительных обрядов в Лондоне не сразу нашлось даже нужное количество посвященных.
Печать обходила масонство полным молчанием. Но именно в это время уже намечалась перемена: в масонство начали вступать представители знати и весь социальный состав его постоянно менялся. Дезагюльэ и его преемник и предшественник Пэн были последними нетитулованными гроссмейстерами Великой Ложи: за ними следовали уже герцог Монтагю, герцог Уартон, граф Долькес и другие герцоги, графы и лорды, непрерывно следующие друг за другом вплоть до наших дней. После 1723 года и в составе «великих надзирателей» не встречается уже лиц, не носящих по крайней мере звания сквайра (сельского дворянина).
В декабре 1721 года в газетах распространялся слух о предстоящем принятии в масонство наследника престола (принца Уэльского). Известия о масонах вообще все чаще заполняли теперь страницы Лондонских газет: то такой герцог вступил в масонскую ложу и «возвращался с собрания в белом кожаном фартуке», то масоны праздновали в такой-то день закладку новой церкви и «щедро угощали рабочих». Масонство решительно входило в моду. По выражению упомянутой выше книги Андерсена (1723 г.) «свободорожденные британские нации, вкушая после внешних и внутренних войн сладкие плоды мира и свободы, проявили счастливую склонность к масонству во всех видах, и запустевшие было Лондонские ложи наполнились новой жизнью».
Одним из проявлений этой «новой жизни» было издание кодекса масонских уставов, обычаев и традиций – так называемой «Новой Книги Конституций». Она была составлена в 1721 году пресвитерианским пастором и доктором богословия Андерсеном и посвящалась первому титулованному гроссмейстеру франк-масонов герцогу Монтагю. В 1723 году с одобрения Великой Ложи ее издали как официальное «руководство для Лондонских лож и братьев, живущих в Лондоне и его окрестностях».
Самой важной и интересной частью Книги является глава об «Обязанностях франк-масона», отразившая в себе современную культурную и политическую физиономию английского масонства. «Масон по самому положению своему, – гласит первый № „Обязанностей“, – подчиняется законам морали, и не может стать ни бессмысленным атеистом, ни лишенным нравственности нечестивцем. В старые времена масоны поневоле держались в каждой стране ее местной религии, какова бы она ни была, но в наше время человек свободно выбирает себе веру, и лишь одна религия действительно обязательна для всех, это – та всеобщая, всех людей объединяющая религия, которая состоит в обязанности каждого из нас быть добрым и верным долгу, быть человеком чести и совести, каким бы именем ни называлось наше вероисповедание и какие бы религиозные догматы ни отличали нас от других людей. Верность этим началам превратит масонство в объединяющий центр, поможет ему связать узами искренней дружбы людей доселе бывших друг другу чужими».
Тем же настроением проникнуты и параграфы о гражданских обязанностях масонства: «Масон является мирным подданным гражданской власти, где бы ни приходилось ему жить и работать. Он не примет участия ни в каких замыслах против мира и блага народа» (№ 2). В ложах запрещались всякие религиозные, национальные и политические споры: «как масоны мы принадлежим лишь к упомянутой выше всеобщей религии и, заключая в своей среде людей всех языков, племен и наречий, объявляем себя врагами всякой политической распри (№ 6). Под „всеми племенами“ тут разумелись, как полагает Бегеман, нации британской империи: никакого иного смысла это выражение в то время иметь, конечно, не могло…
В июне 1722 года к государственному секретарю лорду Таунсгснду явилась депутация лондонских масонов, чтобы уведомить его о предстоящем годичном собрании Великой Ложи и по этому поводу лишний раз засвидетельствовать перед правительством свою безусловную лояльность и преданность престолу. «Его Сиятельство, – рассказывала об этом событии газета (London Journal, 16 июня 1722 года), – отнесся к депутации благосклонно и заявил, что франк-масоны могут спокойно продолжать свою деятельность, пока в ней нет ничего более опасного, чем старые масонские тайны, носящие, очевидно, самый невинный характер».
Единственной отраслью деятельности масонства, носившей общественный характер, была благотворительность, завещанная новому масонству еще старыми ремесленными гильдиями, в действительность которых всегда входила забота о нуждающихся в поддержке «братьях».
В одном сочинении о масонах, вышедшем в 1724 году, основные принципы масонства излагались в следующем виде:

«Вопрос. Сколько существует правил, имеющих отношение к франк-масонству?
Ответ. Три – Братство, Верность, Молчание.
Вопрос. Что означают они?
Ответ. Братскую любовь, помощь и верность в среде всех истинных масонов, ибо предписания эти даны были всем масонам при постройке Вавилонской башни и Иерусалимского Храма…»

Эта «масонская троица» неоднократно выступает и в других местах – в рассказах современников о масонах, и в публичных речах и декларациях самих масонов.
Несмотря на столь мирный в общем и чуждый политике характер деятельности, в английском масонстве проявились было и другие тенденции: как раз вместе с титулованной знатью в Лондонские ложи проникла «крамола». Филалет в предисловии к «Долговечным» уже предупреждал масонов против ложных братьев и «святителей раздора, живущих в доме», а Андерсен со свойственной ему осторожностью пытался разрешить затруднение при помощи компромисса: «Если кто-либо из членов ложи окажется в числе мятежников против государства, гласит параграф „о гражданских обязанностях“, он не может, конечно, рассчитывать в своей политической деятельности на поддержку со стороны братьев, которые могут лишь пожалеть его, как человека постигнутого несчастьем. Но, если он не уличен ни в каком ином преступлении, то, хотя в силу своей преданности государству и для избежания неприятностей со стороны правительства, братство обязано заявить о своей несолидарности с ним, он тем не менее не может быть исключен из ложи, так как связь его с нею нерасторжима».
В числе первых «мятежников против государства» оказался вскоре не кто иной, как сам герцог Уартон – тот самый гроссмейс-тер Великой Ложи.
Избрание его гроссмейстером масонов произошло при не совсем обычных условиях. Андерсен во 2-м издании Книги Конституций (1738 год) рассказывает о нем так «Когда приблизился конец полномочий герцога Монтагю, влиятельнейшие масоны подняли вопрос о продлении их еще на один год, герцог Уартон самовольно созвал тогда общее собрание под председательством старейшего мастера, которое без соблюдения установленных церемоний объявило его гроссмейстером, не желавшие нарушения устава отказались признать действительность этих выборов, и только после того как сам герцог Монтагю созвал Великую Ложу, и выборы, уже мо правилам устава, были произведены вторично, авторитет нового гроссмейстера был признан всеми». В июне 1723 года герцог Уартон стал издавать оппозиционный листок «Истинный британец», направленный против Ганноверской династии и вступил в деятельные сношения с заграничными якобитами; через 2 года он эмигрировал из Англии, принял за границей католичество и стал открытым сторонником Стюартов, в 1731 году он окончил свою жизнь монахом одного испанского монастыря.
Несомненно, что в период 1723–24 гг. в масонство проникли политические разногласия, причем большинство его сохраняло, однако, верность династии и провозглашенным ею принципам либерализма. Вероятно, на этой почве и создалась вражда к масонскому ордену со стороны иезуитов и находившегося под их влиянием римского престола. В 1738 году появилась папская булла, осуждавшая масонов как вредную для апостольской церкви секту.
Почти все проявления антимасонского настроения и в печати, и в обществе, стали особенно часты с начала 40-х годов – в период подготовки последнего покушения на реставрацию Стюартов (1745г.) Именно в это время на Лондонских улицах появились так называемые «масоны наизнанку» с их шутовскими шествиями, подражавшими шествиям масонов. Чтобы спасти свое достоинство от насмешек толпы, масоны принуждены были не только прекратить всякие уличные процессии, но и отказаться от ношения масонского костюма вне закрытых заседаний ложи. Масонские «тайны» сделались также достоянием всех.
С этих пор масоны с большей осторожностью стали допускать в свою среду чиновников и даже изменили пароли. Эта перемена послужила одним из поводов к «великому расколу» английского масонства.
«Великий раскол»
«Книга Конституций» 1723 года предназначалась «для руководства Лондонских лож и братьев, живущих в городе Лондоне, Вестминстере и окрестностях»: за пределы этого маленького района компетенция Великой Ложи пока не распространялась. Но уже в следующем году наряду с Лондонскими ложами, число которых возросло уже до 20, в организации появились и провинциальные, в 1729 году из 54 лож, примыкавших к Великой Лондонской Ложе, 12 находились в провинции.
За провинциальными ложами появились и заграничные, возникшие большей частью совершенно самостоятельно – безо всякого участия Великой Ложи, – просто в силу потребности англичан повсюду создавать привычную обстановку и среду.
В 1728 году появилась английская ложа в Мадриде, основателем ее был тот же герцог Уартон, который, находясь в Англии, так плохо уживался с масонством: за границей он не только забыл о своем отречении от масонства, но и присвоил себе титул «второго депутата Великой Ложи». В 1729 году возникла ложа в Гибралтаре, в 1732–в Париже, за ними – в Гамбурге, Лиссабоне, Лозанне и других городах: в 1749 году общее число примыкавших к Великой Ложе заграничных лож достигло уже 13. Появились английские ложи и вне Европы – в азиатских и американских колониях – в Филадельфии (1730), в Индии (1762), на о.Ямайка (1742), в Канаде (1760) и т.д. По примеру англичан к ложам стали примыкать местные англоманы, а за ними таким образом и чисто местные масонские ложи.
Не все английские ложи признавали авторитет первой Великой Ложи: среди них было немало вновь возникших и старых лож, сохранявших полную независимость или создавших себе новые центры – новые Великие Ложи. Прежде всего возникли великие ложи Ирландии, Шотландии – первая в Дублине (1725), вторая в Эдинбурге (1736). Около арети шотландских лож немедленно примкнуло к Эдинбургской великой Ложе, но это не помешало и Кильвиг-ской Ложе объявить себя Великой (1743)– Гроссмейстером Великой Ложи Шотландии был выбран представитель рода Сэнт-Клэров, претендовавших на наследственное звание «надзирателей и судей масонов»; принимая гроссмейстерское звание, сэр Уильям Сэнт-Клэр торжественно отказался от этих притязаний.
В 1726 году право на звание Великой Ложи предъявила устами «великого надзирателя» доктора Дракэ и Йоркская Ложа. На годичном собрании в день апостола Иоанна 27 декабря Дракэ произнес большую речь, в которой указал на славное прошлое Йоркской ложи и на роль, которую она играла, по масонским преданиям, во времена короля Эдвина. Ссылаясь на нее, Дракэ считал справедливым называть Йоркскую ложу «Великой Ложей Всей Англии», не оспаривая, впрочем, фактических прав и Лондонской Ложи.
Влияние на масонские ложи великосветского элемента проявилось между прочим в усложнении первоначального ритуала – в появлении парадных костюмов, пышных церемоний, театральных процессий. Создалась особая должность церемониймейстеров и даже церемониймей-стерская ложа (с 1735 г.) Но главное изменение ритуала состояло в появлении новых масонских степеней, или званий. От старого масонства были унаследованы степени ученика и рабочего, или мастера. Эти две степени были приняты и в первом издании «Книги Конституций». Однако звание мастера стали вскоре отделять от звания рабочего, и таким образом создалась система трех степеней со специальным для каждой из них обрядом посвящения; во втором издании «Книги Конституций» она считается уже общепризнанной.
Переход к системе трех степеней тем более противоречил первоначальной демократичности масонской организации, что посвящение в звание мастера сделалось привилегией лишь нескольких, так называемых «мастерских лож». Процесс не остановился и на этом: за званием мастера появились другие – «утвержденный мастер», «выдающийся мастер» и т.д. и прежде всего звание «Мастера Королевской Арки». Возникла эта степень, как утверждают некоторые современные авторы, в Йорке, и первое документальное упоминание о ней относится к 1740 году. В 1765 году при Лондонской Великой Ложе был организован особый «Капитул мастеров Королевской Арки», превратившийся впоследствии в «Верховный Капитул масонов Королевской Арки», председатель которого получил титул «Великого Заровавеля».
Стремились создать для масонства и более «благородную» генеалогию – сблизить масонский Орден то с пресловутым братством Розового Креста, то со средневековыми орденами рыцарей-крестоносцев: «Стыдясь за свое действительное происхождение, – писала в 1730 году „Ежедневная газета“, – франк-масоны заимствовали у иностранного общества Розового Креста церемонии и обряды и стараются уверить всех, будто от этого общества происходит и их собственный орден».
Андерсен, в поисках «благородной» генеалогии масонства шел еще дальше: «Духовные и светские рыцари, – писал он в 1-м издании „Книги Конституций“, – много обычаев заимствовали у франк-масонов, орден которых является самым древним из существующих на земле, быть может, они были даже его членами».
В 1731 году в Дублине вышла анонимная брошюра «Письмо Гроссмейстерши франк-масонов», в которой намечалась уже в общих чертах теория христианско-рыцарского масонства: «Преобразователями языческого и еврейского масонства в современное христианское были Мальтийские рыцари и рыцари Иоанна Иерусалимского; все шотландские короли, начиная с Фергуса (VIII век) были после этого преемственными гроссмейстерами франк-масонов».
В 1737 году в публичной речи перед собранием Парижских якобитов шотландского дворянина Михаила Рамзэ теория получила уже вполне законченный вид: «Масонский Орден, – говорил Рамзэ, – возник в Палестине в эпоху Крестовых походов, когда под сводами Иерусалимского храма были найдены тайные символы древней священной науки; рыцари Иоанна Иерусалимского вступили в масонские ложи и передали им свое имя („Ложи св. Иоанна“): так и евреи, строители 2-го Храма в одной руке держали лопатку и известь, а в другой руке – меч и щит»; из Палестины масонство перешло в эпоху крестовых походов в Германию, Италию, Испанию, Францию, а из Франции в Шотландию, где первая, Кильвингская, ложа была основана в 1286 году под управлением лорда – правителя Шотландии Джемса…
В дальнейшем развитии легенды место рыцарей Иоанна Иерусалимского заняли уже рыцари Храма, самое название которых как бы наталкивало на догадку о близости их к физическим строителям храмов: после уничтожения во Франции Ордена Тамплиеров тайный преемник их последнего Гроссмейстера, Жака де Молэ, Пьер д’Омонт укрылся с несколькими рыцарями в Шотландии, где они примкнули для безопасности к масонскому цеху и приняли название франк-масонов, так сохранили они для потомства свои великие тайны и свой старинный символический ритуал.
В 1745 году поход новых крестоносцев осуществился. Последний Стюарт, воспитанный в Риме, внук Иакова II–Карл Эдуард (Карл III), высадился на севере Великобритании, овладел Шотландским престолом и немедленно объявил себя гроссмейстером шотлапдеткого масонства, но через год его сторонники были разбиты войсками Георга II, и он принужден был бежать обратно на материк. Трудно сказать, действительно ли этот последний Стюарт был активным масоном, но молва сделала его «Верховным Гроссмейстером всех Шотландских, Французских и Немецких Лож» и отважным заговорщиком, посещавшим тайные масонские общества в самой столице короля Георга; в рассказах барона фон Хунда он фигурирует в качестве таинственного «рыцаря с красным плюмажем», посвящавшего его в Париже в «рыцари Храма».
Мы видели уже, что Великая Лондонская Ложа не объединяла английского масонства, что кроме лож, признававших ее авторитет, существовали ложи, совершенно от нее независимые, не говоря уже об ирландских и шотландских ложах, создававших себе свои собственные центры.
Процесс объединения масонства совершался в Англии довольно медленно и не без труда, тем более, что и серьезных стимулов для объединения пока не существовало.
В начале 50-х годов процесс усложнился благодаря появлению нового масонского центра – «Великой Английской Ложи Старых Уставов». Попытки организации новых «великих лож» делались в Англии и раньше, но все они заканчивались неудачей: действительно опасный конкурент явился у Великой Лондонской Ложи только теперь. Основанная в июне 1751 года в составе пяти лорадоиских лож «Великая Ложа Старинных Уставов» уже через три года имела в своем ведении 28 лож, в 1760 году – 83, в 1800–167.
Период после ее основания известен в истории масонства под именем периода «великого раскола». В действительности раскола тут не было, так как большинство примкнувших к новому центру лож авторитета старого центра не признавали и раньше: это было, таким образом, лишь независимое и параллельное развитие двух организаций.
В начале отношения между «старым» и «новым» масонством носили мирный характер: не было ни разных столкновений, ни взаимных нападок. Но когда быстрые успехи новой организации слишком затронули и самолюбие, и интересы Великой Ложи, ее сторонники обрушились на «старых» с обвинениями в расколе и самозванстве, на что те отвечали не менее резкими нападками на «новых». На несколько лет загорелся ожесточенный спор, руководимый двумя «великими секретарями» – Уильямом Престоном со стороны «новых масонов» и Лорентом Дермотом со стороны «старых».
Разногласия между «старым» и «новым» масонством носили почти исключительно ритуальный характер. Что касается более глубоких различий, то если они и существовали, их можно было заметить лишь при начале «раскола», когда социальный и национальный состав двух масонств не успел еще стать однородным. В «старом» масонстве преобладает первоначально ирландский, и отчасти шотландский элемент, в социальном же отношении оно было представлено более демократическими классами до ремесленников и мелких буржуа включительно; сам Дермот, ирландец по происхождению, вышел из простой рабочей семьи и сам был вначале рабочим. В 1758 году «Великая Ложа Старых Масонов» заключила тесный союз с «Великой Ложей Ирландии», а позднее своего рода личная уния соединила ее и с «Великой Ложей Шотландии», в течение 10 лет (с 1771 до 1781 г.) ее гроссмейстерами были гроссмейстеры шотландского масонства герцоги Атольские, организованные в конце 30-х годов военные ложи «старых» масонов получили название «Лтольских» и «походных Ирландских» лож.
С течением времени состав обоих английских масоиспз становился все более и более однородным – в обоих решительно преобладал великосветский и титулованный элемент. Старые споры забывались, ритуальные различия сглаживались. В конце XVIII века очень многие масоны были одновременно членами и «новых», и «старых» лож. Объединение организаций стало вопросом времени.
Первое предложение об объединении было сделано в 1797 году «старыми» масонами, но переговоры протянулись целых 16 лет, и только в 1813 году, когда гроссмейстерами «старого» и «нового» масонства стали два брата короля, герцоги Кентский и Суссекский, оно наконец осуществилось. На общем собрании обеих великих лож по предложению гроссмейстера «старых масонов» герцога Кентского герцог Суссекский был выбран единогласно «Гроссмейстером великой Соединенной Ложи Старых Масонов Англии». Как видно из этого титула, объединение явилось фактически победой «старых».
В объединительном акте 1813 года было объявлено, что «чистое старое масонство» состоит лишь из трех степеней – ученика, рабочего и мастера, но и «высокий Орден Священной Королевской Арки» признавался наряду с ними, как добавочный и не для всех обязательный институт. На таких же основаниях допускался в масонстве и ритуал рыцарских степеней.
В 1815 году появилось новое издание «Книги Конституций». Боевой пункт о религии и Боге был сформулирован в ней так: «Та или иная религия и способ поклонений божеству не может быть поводом к исключению кого бы то ни было из Общества фраык-масонов, лишь бы он веровал в славного Архитектора неба и земли и практиковал священные обязанности морали». Формулировка эта представляла компромисс между сторонниками полной свободы совести и масонами, желавшими видеть в своей среде одних христиан.
Татьяна
 


Вернуться в Прочие учения

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron